середа, 5 вересня 2018 р.

УКРАИНА: БЕЗОПАСНОСТЬ ТРУДА И ЧАСТНОВЛАДЕЛЬЧЕСКИЙ КАПИТАЛИЗМ (В контексте 2005-2007г.г.)

 
Ствол шахты имени А.Засядько

Ужасная авария на шахте им. Засядько в Донецке, где 18.11.2007г. на глубине более 1км. в результате взрыва и последовавшего за ним пожара погиб 101 шахтер (тела 9 человек  на поверхность поднять не удалось) и   десятки людей получили  травмы различной степени тяжести, последовавшие  там же взрывы 1-го и 2-го декабря, которые вновь травмировали десятки человек и  (при взрыве 2-го декабря) вновь привели к гибели шахтеров (пяти человек), опять и опять  заставляют обращать внимание на прямую взаимосвязь процесса развития   капитализма и обвального ухудшения положения с охраной труда в Украине.
Но сначала кратко о самой страшной катастрофе  в угледобывающей промышленности за всю историю «пост-советской» Украины.  В ночную смену с субботы 17-го ноября на воскресенье 18-го ноября 2007г. на шахте    им. Засядько  на подземных работах было  занято 457 человек. С целью дегазации угольного пласта L1, в 14-м конвейерном штреке проводились буровые работы, во время которых и произошел взрыв газово-воздушной смеси, вызвавший большой пожар. В результате 101 человек погиб (тела 9 человек горноспасателям так и не удалось обнаружить) и 47 человек получили различные травмы (из них 28 было госпитализировано). Взрывы 1-го и 2-го декабря произошли на том же угольном пласте при проведении горноспасательных и аварийно-восстановительных работ. При этом было травмировано 56 человек, более того, третий взрыв, который случился в 21.20 2-го декабря,  вновь унес  человеческие жизни (погибло пятеро горноспасателей).  
Шахта им. Засядько, которой фактически владеет («шахта находится в долгосрочной аренде и она скорее частное, чем государственное предприятие» - сказал, комментируя катастрофу 18-го ноября, лидер Независимого профсоюза горняков Украины М. Волынец) такой одиозный представитель украинской правящей элиты, как Ефим Звягильский, имеет зловещую славу предприятия, на котором постоянно гибнут рабочие. Именно здесь в    1996 г. под землей произошла производственная авария, повлекшая за собой гибель 56 человек.  Сам Звягильский получил жуткое прозвище «убийца шахтеров». Влиятельный «угольный генерал» «советского» времени, представитель т.н. «старшей группы донецких», будучи директором шахты им. Засядько, он, вскоре после краха КПССовского режима и распада «СССР», становится мэром Донецка. Затем, на волне  наиболее массовых за 16-ти летнюю  историю самостийной Украины, но лишенных четких классовых ориентиров, шахтерских забастовок летом 1993г.,  Звягильский «въезжает» в Киев,  - становится исполняющим обязанности премьер-министра. 
После серии громких коррупционных скандалов, в обстановке острой борьбы между различными буржуазно-бюрократическими кликами накануне президентских выборов в 1994г., Звягильский бежит в Израиль (и.о. премьера, оказывается,  имел двойное гражданство – украинское и израильское), где проводит какое-то время. Вернувшись из «изгнания» в конце 90-х, Звягильский возглавляет «арендное предприятие «Шахта им. Засядько»», становится депутатом  буржуазного парламента, но в украинской «большой политике» участия уже не принимает.  Сейчас не может не обратить на себя внимание тот факт, что этот босс «старых донецких»,  когда-то за заслуги перед украинской буржуазией получивший орден «Героя Украины», как будто вообще не при чем в этой чудовищной драме массовой гибели шахтеров. Он не только не попал в орбиту следственных действий украинской Генеральной прокуратуры, но и вообще находится вне зоны критики многочисленными представителями государственной бюрократии и большей части украинских буржуазных СМИ. Во всем словоизвержении чиновников разного калибра по  поводу этой смертоносной аварии, имя Звягильского не упоминается вообще…

Ефим Звягилський - Герой социалистического труда (1986),
 Герой Украины (2003), народный депутат Украины

Между тем,   правящая   бюрократия    публично     демонстрирует     свою   чрезвычайную озабоченность случившимся и всяческий пиетет по отношению к пострадавшим и  семьям погибших: тут и выражение сочувствия на самом высоком уровне; и материальная помощь; и объявление траура (на один день -  всеукраинского и на три дня – в масштабах Донецкой области). Тут и срочные визиты первых лиц украинского буржуазного государства: президента; премьер-министра, секретаря Совета национальной безопасности и других самых высокопоставленных чиновников. Тут и назначение правительственной комиссии, которую возглавил вице-премьер А. Клюев и куда вошли министры, заместители министров, высшие чиновники областного уровня и руководители различных контролирующих инстанций. В работе комиссии были приглашены принять участие и председатели  двух  шахтерских профсоюзов, - официального  ПРУП                (В. Турманов) и наиболее крупного альтернативного – НПГУ (М. Волынец).


Дебаты, комментарии, репортажи в СМИ, высказывания чиновников различного ранга, научных и технических специалистов различного профиля, - все они вертятся вокруг возможных природных, технических и технологических причин аварии.
Социальные причины этой трагедии и, в этой связи, общего состояния техники безопасности и охраны труда, как в угледобывающей отрасли, так и в украинской промышленности в целом, при этом полностью замалчиваются. Единственным, кто на уровне обращения к массовой аудитории, пусть очень обтекаемо, но хоть как-то затронул первопричину постоянного человеческого жертвоприношения прибылям оседлавших угледобычу капиталистов, оказался председатель НПГУ М. Волынец. Вечером 3-го декабря 2007г., в прямом эфире    популярного телеканала «1+1», в рамках вечерней программы новостей, отвечая на вопросы телеведущих по поводу трех аварий  в течение двух недель на шахте им. Засядько, он сказал: «Жизни людей были принесены в жертву экономической целесообразности»(!!!).

Маркс писал: «Что служит для буржуа мерой прибыли? Издержки производства (выделено Марксом) его товара». Чем ниже издержки, тем выше прибыль. На современном уровне взаимоотношений наемного труда и капитала в индустриально развитых обществах, расходы на охрану труда, т.е. на создание его безопасных и наименее вредных условий, являются необходимыми издержками производства. Но «буржуа» всегда стремится снизить издержки производства и, если есть возможность, прежде всего за счет понижения цены покупаемой им рабочей силы. Сокращение расходов на охрану труда есть одна из важных составляющих общего удешевления рабочей силы.                    В независимой Украине, при полной социальной беспомощности промышленного пролетариата, что выражается, прежде всего, в практической несостоятельности существующих профсоюзов, охрана труда стала одной из статей накладных расходов, которая повсеместно подвергается радикальному сокращению собственниками средств производства.
Износ основных фондов (в различных отраслях украинской тяжелой индустрии он колеблется от 60 до 80%), обнищание самых широких пролетарских масс в процессе становления частновладельческого капитализма, интенсификация их труда (с 1990 по 2003г.г.,  в пересчете на отработанное время, производительность труда украинского рабочего возросла не менее, чем на 50-60%, при том, что реальная зарплата составляет лишь 40-70% от уровня 1990г.) при одновременном сворачивании расходов на его охрану, на фоне фактической капитуляции профсоюзов перед собственниками средств производства,  - вот основные факторы,  определяющие современное положение с охраной труда и, соответственно, с производственным травматизмом. 
В 2006г. в Украине было официально зафиксировано 19 000 случаев производственного травматизма (из них 1077 со смертельным исходом). Но эта ужасная статистика ни в коем случае не отражает реальной картины, так как подавляющее большинство случаев мелкого, иногда даже средней тяжести травматизма, ведущего в итоге к инвалидности пострадавших, скрывается собственниками средств производства от регистрации государственными органами надзора за безопасностью труда.
Каждый день на украинских предприятиях травмируется около 100 рабочих, из них 12-14 становятся инвалидами, а 5-6 погибают.
При этом общественный контроль за созданием наименее вредных и безопасных условий труда отсутствует. Нищета, пассивность и покорность  рабочего класса приводят к тому, что пролетарии безропотно соглашаются на любые, самые неблагоприятные и опасные условия труда, мирятся с многообразными нарушениями норм и правил техники безопасности и производственной санитарии. В таких условиях еще в первой половине  90-х годов ХХ ст.  практически повсеместно незаметно исчез институт выборных общественных инспекторов по охране труда, которые существовали в первичных организациях официальных профсоюзов еще во времена «перестройки» КПССовского режима. В настоящее время, члены «лежащих под администрацией» профсоюзных комитетов на предприятиях (как правило, это председатели фиктивных комиссий по охране труда), во время расследования случаев производственного травматизма, обычно принимают сторону администрации и действуют рука об руку с ее самыми активными агентами по фальсификации таких расследований – начальниками и сотрудниками отделов по охране труда. Администрация предприятий всех форм капиталистической собственности стремится всеми правдами и неправдами (в ход идет банальный подкуп пострадавших, шантаж, угрозы, лжесвидетельства, подделка документов) избежать объективного расследования, обвинить  в получении травм самих пострадавших или вообще скрыть случаи производственного травматизма, что чаще всего и происходит через «келейные» договоренности всемогущего начальства с фактически беспомощными и беззащитными пострадавшими. В связи с этим еще раз нужно подчеркнуть, что статистические данные и оперативные сводки государственных структур, надзирающих за безопасностью труда в промышленном производстве, в случаях, не связанных с гибелью людей, не отражают реальной картины с производственным травматизмом на предприятиях украинской индустрии.

В ведущей отрасли украинского промышленного производства – черной металлургии трудится около 600 000 рабочих. Из них более 238 000 человек или 41% работает во вредных и опасных условиях. В 2006г. в отрасли погибло 63 человека ( в 2005 – 74), а случаев общего травматизма было зарегистрировано 1472  ( в 2005г. – 1574). Комментируя эти цифры (во время проходившего в Днепропетровске т.н. «Всеукраинского актива по вопросам охраны труда») и выдавая их за проявление положительной тенденции в состоянии охраны труда в украинской металлургии, главный технический инспектор ЦК официального профсоюза металлургов (ПМГУ) г-н Белик, вместе с тем отметил, что «несовершенство технологических процессов, … высокий уровень морального и физического износа оборудования обуславливают наличие на рабочих местах вредных факторов». «Следует признать  - продолжал г-н Белик, очевидно не замечая, что опровергает свои же выкладки о развитии  тенденции улучшения состояния охраны труда на металлургических предприятиях, - что прогрессирующее старение  основных производственных фондов, недостаточный уровень инвестиций в их реконструкцию, а также снижение потенциала отраслевой науки не позволяют нам рассчитывать в ближайшее время на серьезное улучшение состояния промышленной безопасности».
В своей речи этот профсоюзный функционер все-таки не смог полностью обойти социальные аспекты проблемы. Признав, что «проблема профессиональной заболеваемости на предприятиях горно-металлургического комплекса Украины сегодня приобрела социальное значение», г-н Белик указал, что «профилактика профессиональной заболеваемости проводится собственниками предприятий по остаточному принципу».

Взаимозависимость между производственным травматизмом и стремлением капиталиста к максимизации прибыли, в угледобывающей отрасли наглядно иллюстрирует положение на самом благополучном во многих отношениях, в том числе и с охраной труда(уровень общего и смертельного травматизма здесь значительно ниже, чем по отрасли в целом), угледобывающем производственном объединении  ОАО «Павлоградуголь», которое является наиболее новым по срокам эксплуатации месторождений угля и с 2003г. принадлежит корпорации «СКМ» Р. Ахметова.
Как утверждает г-н Жилко, инспектор по охране труда Днепропетровского территориального комитета официального шахтерского профсоюза (ПРУП), именно «профсоюзы настояли» на том, чтобы новый корпоративный собственник «Павлоградугля» выполнял собственное буржуазное законодательство о труде – т.е. отчислял 2% средств от реализации угля на охрану труда и промышленную безопасность. Суммы этих отчислений составили: в 2003г. – 21 млн. грн.; в 2004г. – 29 млн. грн.; в 2005г. – 36 млн. грн. По мнению г-на Жилко, это помогло справиться с таким явлением, как хронический дефицит спецодежды, индивидуальных и коллективных средств защиты.
Ситуация с охраной труда на «Павлоградугле» в 2005г. оценивалась функционерами ПРУП весьма оптимистично: количество случаев общего травматизма, по сравнению с 2004г., было снижено на 20,6 %; случаев тяжелого травматизма (с потерей трудоспособности более, чем на пять дней), по сравнению с 2004г., стало меньше на 21,3%, но количество смертельных травм возросло на 14,3% (Здесь нельзя не отметить, что эта сухая статистика, за которой скрыты человеческие драмы и трагедии, абсолютно не интересует  буржуазные СМИ. Регулярная гибель людей на украинских шахтах, - добыча одного миллиона тонн  угля, без катастроф и страшных аварий, стоит жизни двум  шахтерам, - это не тема для выпусков новостей, газетных корреспонденций и репортажей. Ажиотаж вызывают лишь масштабные трагедии, аналогичные авариям на шахте им. Засядько).
Однако в 2006г.  Днепропетровский терком ПРУП был вынужден констатировать наличие других тенденций в статистике производственного травматизма на шахтах «Павлоград угля» и даже попытался определить их причины. Так, за январь-август 2006г. погибло 8 шахтеров (за тот же период в 2005г. – 6 человек), а за сентябрь-2006, за неполный месяц, было зарегистрировано 25 травм, из них 2 тяжелых, что больше чем в любой другой месяц 2006г. Критически высоким остается т.н. «коэффициент тяжести травм», который определяется отношением количества случаев производственного травматизма к количеству рабочих дней, потерянных в результате наступившей после травмы нетрудоспособности.
По мнению функционеров теркома ПРУП, именно механизм оплаты нетрудоспособности рабочих после полученных травм, не вынуждает собственника и его администрацию беспокоиться о тяжести  производственного травматизма и его зависимости от интенсивности труда. Ведь собственник оплачивает только первые пять дней нетрудоспособности, а далее выплаты по больничному листу делает государственный фонд страхования от несчастных случаев, отчисления в который собственник делает независимо от реального количества травмированных рабочих и  существующего коэффициента тяжести производственного травматизма на его предприятиях. Несовершенство этого финансового регулятора видится функционерам ПРУП главной причиной положения с охраной труда на «Павлоградугле».
Однако существует прямая зависимость между количеством случаев общего травматизма и количеством добываемого угля. То же самое относится и к травматизму со смертельным исходом. В 2003г., на момент приватизации корпорацией «СКМ», при полностью укомплектованном штате подземных рабочих, «Павлоградуголь» добыл 10,8 миллионов тонн угля. Через три года, в 2006г. общий некомплект подземных рабочих составил 2500 человек. На каждой шахте «Павлоградугля» дефицит рабочей силы составил 200-300 рабочих основных подземных профессий. В то же время, собственник ставил перед своей администрацией задачу добыть в 2006г. 12,1 млн. тонн угля. Непрерывный рост производительности шахтерского труда достигается  за счет элементарного роста его физической интенсивности. Это вынуждены признавать даже функционеры ПРУП и это, по их мнению, есть первопричина высокого уровня производственного травматизма на шахтах «Павлоградугля». Но первопричина иная, она в стремлении собственника извлекать максимальную прибыль на вложенный в приобретение «Павлоградугля» капитал путем снижения издержек производства, - возможно меньшим числом рабочих производить возможно большее количество продукции!
На одном из заседаний Днепропетровского теркома ПРУП г-н Жилко  докладывал о содержании плана работ по усилению охраны труда на «Павлоградугле» на 2007г.; о том, какие мероприятия намечено  провести, а также о том, что финансирование их уже обеспечено. Но в этом плане нет пункта о заполнении вакансий основных рабочих профессий, об устранении хронического некомплекта звеньев и бригад подземных рабочих. Собственнику это не выгодно…

Вредные и опасные, часто просто губительные условия труда на угольных шахтах и металлургических заводах Донецкой и Днепропетровской областей (где расположены основные производственные мощности корпорации «СКМ» Р. Ахметова, корпорации «Интерпайп» В. Пинчука,  консорциума «Индустриальный Союз Донбасса» С. Таруты и В. Гайдука) впечатляюще контрастируют со статистикой следующего рода: данные Госкомстата  в 2007г. зафиксировали чрезвычайно резкий рост прибылей компаний, зарегистрированных в Донецкой области. Если в январе - июне 2007г. она составила 9,6 млрд. грн., то к октябрю она выросла до 39,9 млрд. грн. Днепропетровские компании также значительно увеличили свою чистую прибыль: за январь – июнь – 9,2 млрд. грн.; к октябрю – 14,3 млрд. грн. По данным Госкомстата, распределение прибыли по регионам Украины за январь-сентябрь 2007г. представляло следующую картину: Донецкая область – 34,7%; г. Киев – 31,4%; Днепропетровская область  - 12,5%; остальные регионы – 21,5%.

Между тем в Украине нет недостатка в бюрократических структурах, надзирающих за безопасностью труда. Это:
-                     Госкомнадзорохрантруда;
-                     Госгорпромнадзор;
-                     Дирекция фонда социального страхования;
-                     Госкомэнергонадзор;
-                     Территориальные государственные инспекции труда;
-                     Государственная инспекция по надзору в промышленности и строительстве;
-                     Инспекция котлонадзора;
-                     Государственная санитарная инспекция;
-                     Инспекция пожарного надзора.
Согласно украинскому буржуазному законодательству о труде (ст.153 КЗоТ Украины), «работодатель» обязан обеспечить безопасные условия труда. За невыполнение данного требования закона он может нести ответственность, вплоть до уголовной. В то же время, рабочий, согласно ст. 153 КЗоТ, может отказаться от выполнения предложенной ему работы в случае, если условия труда угрожают его здоровью и самой жизни. Наличие опасных производственных факторов, которым рабочий мотивирует свой отказ от работы, должно быть подтверждено специалистом из отдела по охране труда совместно с представителем профсоюзного комитета предприятия.
Но в реальности, в производственной практике, эта статья (как и многие другие) украинского КЗоТ абсолютно не работает. Погоня за прибылью с одной стороны; с другой – мощнейшее давление на рабочих таких известных элементов отношений между наемным трудом и капиталом, как экономическое принуждение и конкуренция между рабочими, как продавцами своей рабочей силы, полностью нейтрализуют возможное практическое применение этих красивых деклараций буржуазного трудового права.
Безнаказанная возможность игнорировать КЗоТ, ставшая для «работодателей» традиционной еще в 90-е годы ХХ ст., отсутствие организованной классовой солидарности рабочих, т.е. действенных и действующих на уровне предприятий профсоюзов, при тотальной коррумпированности и бюрократизации надзорных органов буржуазного государства, - все это важные дополнительные факторы, которые лишь усиливают действие основной тенденции: существующий общественный строй предоставил частным собственникам средств производства возможность минимизировать издержки производства за счет жизни и здоровья рабочих.
Развитие деятельного, боевого, наступательного, т.е. эффективного тред-юнионизма могло бы, в рамках буржуазного общества, значительно смягчить остроту проблемы, но не устранить ее. Окончательное ее устранение возможно лишь с преодолением общественного строя, при котором производство ведется ради прибылей собственников заводов и фабрик.

А пока: не прошло и девяти дней после массовой гибели шахтеров на шахте им. Засядько, как в Донецке состоялся футбольный матч между местным «Шахтером» и португальской «Бенфикой». Перед началом матча, прямо на футбольное поле приземлился вертолет и под восторженный рев трибун, заполненных тысячами тех же шахтеров, оттуда вышел «сильный человек» украинского истеблишмента, кумир и надежда донецких наемных рабов, премьер-министр, вернее, уже лишь исполняющий обязанности премьер-министра, В. Янукович. Этот весьма пошлый, эксцентрично-эпатажный PR-ход проигрывающего данный этап схватки за центральную власть в Киеве, буржуазного политикана, очевидно, должен был продемонстрировать его влияние на региональном уровне. Но он также продемонстрировал нижайший уровень шахтерского классового сознания. Ведь буквально перед этим шоу на стадионе, Янукович публично выразил свое несогласие с мнением президента Ющенко о немедленном закрытии шахты им. Засядько, оппонируя президенту по мотивам все той же «экономической целесообразности», - шахта, мол, добывает 3 млн. тонн коксующегося угля в год, при его дефиците в Украине в 6 млн. тонн. Эти возражения Януковича транслировали все основные украинские телеканалы. В своем вышеупомянутом интервью на канале «1+1», председатель НПГУ М. Волынец дезавуировал это заявление, сказав, что Янукович прежде всего заботится о бизнес-интересах Р. Ахметова, который владеет именно теми металлургическими заводами, куда поставляет коксующийся уголь шахта им. Засядько. 
Но как реагирует на все это, так сказать, рядовой донецкий шахтер? Вместо скорби о погибших товарищах, на чьем месте он может оказаться каждый рабочий день, вместо гнева и классовой ненависти по отношению к нынешним «masters of reality», он, с бутылкой пива в руках, восторженно орет, встречая спустившегося «с небес» одного из хозяев его здоровья и жизни…


                                                                                                           О. Д.
Промышленный рабочий, социалист.


                                                                                                           Декабрь-2007  

 





Немає коментарів:

Опублікувати коментар