неділя, 25 січня 2015 р.

Два империализма



Мы публикуем здесь статью российского марксиста Александра Желенина из группы "Манифест. Точка сборки". В отличие от массы так называемых левых и деятелей "коммунистических партий", автор совершенно четко выступает против российского империализма и призывает к его поражению в Украине, поскольку именно это поражение приблизит социальную революцию в самой России. Самое интересное, что автор при этом опирается, и весьма аргументированно, на позицию того самого В. И. Ленина, памятники которому снесла в Киеве и многих других городах Украины революционная волна Майдана. Думаем, что сам Ильич, живи он сегодня, с удовольствием и смехом крушил бы эти каменные идолы вместе с революционными массами.
Александр Желенин.
Два империализма.


  За последний год я несколько раз сталкивался с ситуацией, когда на предложение разного рода «левым» и полу-левым товарищам, для лучшего понимания действительно левой позиции по Украине обратиться к статье Ленина «Падение Порт-Артура», слышу один и тот же дружный ответ ― гробовое молчание.

   Ситуация выглядит по меньшей мере странно. Люди, для которых Ленин ― непререкаемый авторитет, гуру, идол, памятник, который нельзя трогать, эту часть его теоретического наследия (да, только ли эту?) старательно игнорируют. А зря, поскольку эта статья действительно важна для понимания собственно левой позиции не только по событиям внутри и вокруг Украины 2013-14 гг., но и по таким понятиям, как современный капитализм и империализм.

   Впрочем очевидно, что этим самым «левым» сейчас явно не до марксизма с ленинизмом, и уж тем более не до применения марксовой методологии на практике. Коли так, сделаем эту работу за них.

  Итак.

  Статья Ленина «Падение Порт-Артура» была написана в конце 1904 года, сразу после первой громкой победы японской армии в русско-японской войне ― взятия в декабре 1904-го мощной русской крепости Порт-Артур, располагавшейся в Корее.

  Ленин открыто выражает радость по поводу поражения Российской империи в этом сражении, которое стало прелюдией общего поражения николаевской России в этой войне.

  «Пролетариату есть чему радоваться. Катастрофа нашего злейшего врага означает не только приближение русской свободы. Она предвещает также новый революционный подъем европейского пролетариата», - пишет Ленин.

Спрашивается, почему в столкновении двух не просто капиталистических, но империалистических держав (и здесь Ленин не питал никаких иллюзий) он выбирает сторону Японии?

  «Прогрессивная, передовая Азия нанесла непоправимый удар отсталой и реакционной Европе», - пишет Ленин.

Как видим, выбор Ленина здесь - это выбор между прогрессом и реакцией. И это притом, что Ленин прекрасно отдавал себе отчет в том, что тогдашняя Япония была отнюдь не пучком одуванчиков, а вполне себе империалистическим государством.

   Тем не менее Ильичу близок взгляд на эту войну двух европейских социалистов того времени ― француза Жюля Геда и англичанина Генри Гайндмана.

Ленин: «Гед и Гайндман не защищали японской буржуазии и японского империализма, но в вопросе о столкновении двух буржуазных стран, они правильно отметили исторически прогрессивную роль одной из них» (курсив мной ― А.Ж.).

  То есть, прогресс для Ленина в данном случае олицетворяет бурно развивающаяся Япония, которая к началу русско-японской войны уже более тридцати лет шла по пути буржуазной демократии. Так называемая «реставрация Мэйдзи», которая на деле была буржуазно-демократической революцией, отменила пережитки феодализма в этой стране, провозгласила равноправие граждан, свободу торговли и промышленности, свободу прессы и разделение властей.

  Ничего подобного в тогдашней России еще не было. Самодержавную абсолютистскую Россию того времени, где за малейшее проявление свободы слова и собраний грозила тюрьма и каторга, Ленин справедливо считает более реакционной странной, чем Япония.

   В военном поражении реакционной России от более прогрессивной Японии есть, по его мнению, и собственный интерес социалистов: это поражение означает и «приближение русской свободы» и «предвещает также новый революционный подъем европейского пролетариата».

Как мы знаем, так и случилось. Во многом под влиянием поражений в русско-японской войне, в России вспыхнула первая русская революция 1905 года.

   Итак Япония того времени не была социалистической страной. Однако для любого европейского демократа или социалиста было очевидно и тогда, и сейчас: капитализм — это прогресс по сравнению с феодализмом; буржуазная демократия — прогресс в сравнении с обществом, где нет никакой демократии.

   Тем не менее, что же получается? В Японии того времени - буржуазный строй. Но ведь и в России, особенно в ее промышленности – тоже капитализм.

   Почему же Ленин не занял тогда позицию, которую занял десятью годами позже во время Первой мировой, позицию, которую выбирает сегодня определенная часть традиционных современных левых – от сталинистов до некоторых троцкистов - по Украине, и которую можно обозначить словами: «чума на оба ваши дома»? Или иными словами: мы и против японских капиталистов, и против российских, мы - за пролетариат.

   Да потому что Ленин понимает: есть буржуазия и буржуазия, есть капитализм и капитализм.

   Ленин: «Пролетариат враждебен всякой буржуазии и всяким проявлениям буржуазного строя, но эта враждебность не избавляет его от обязанности различения исторически прогрессивных и реакционных представителей буржуазии».

середа, 21 січня 2015 р.

Зовнішня торгівля України у 2014 р.

Державна служба статистики оприлюднила експрес-доповідь "Зовнішня торгівля України товарами
за січень-листопад 2014 року".
За січень-листопад 2014 р. експорт товарів становив 50113,6 млн.дол.
США, імпорт – 49820,4 млн.дол. Порівняно із січнем-листопадом 2013 р. експорт скоротився на 11,3% (на 6367,4 млн.дол.), імпорт – на 27,6% (на 19038,1 млн.дол.). Позитивне сальдо становило 293,2 млн.дол. (за 11 місяців 2013 р. від’ємне – 12377,5 млн.дол.).
На формування позитивного сальдо вплинули окремі товарні групи:
чорні метали та вироби з них (11675,6 млн.дол.), зернові культури (5541,9 млн.дол.), жири та олії тваринного або рослинного походження (3288,7 млн.дол.), руди, шлак і зола (2644 млн.дол.), насіння і плоди олійних рослин (1168,9 млн.дол.) та деревина і вироби з деревини (913,1 млн.дол.).
Коефіцієнт покриття експортом імпорту склав 1,01 (за 11 місяців
2013 р. – 0,82).
Зовнішньоторговельні операції проводились із партнерами із 217 країн світу. Мабуть вперше за роки незалежності ЄС випередив СНД за обсягом торівлі із Україною. Експорт з України до країн СНД становив 14103,5 мнл. долл. (скоротився на 29,5 %), імпорт з країн СНД до України становив 16148,1 млн. долл. (скоротився на 46,1 %).
Обсяг експорту товарів до країн Європейського Союзу становив
15874,2 млн.дол., або 31,7% від загального обсягу експорту, та збільшився порівняно з аналогічним періодом 2013 р. на 1037 млн.дол., або на 7% (у січні-листопаді 2013 р. – 14837,2 млн.дол., або 26,3%). Зокрема, зріс обсяг поставок жирів та олії тваринного або рослинного походження на 62,7%, деревини і виробів з деревини – на 24%, зернових культур – на 21,7%, механічних машин – на 19,8%, електричних машин – на 10,8%.
Найсуттєвіші експортні поставки серед країн ЄС здійснювались до
Польщі – 4,9% від загального обсягу експорту (чорні метали, руди, шлак і зола, електричні машини), Італії – 4,6% (чорні метали, зернові культури, жири та олії тваринного або рослинного походження), Німеччини – 3% (електричні машини, одяг та додаткові речі до одягу, текстильні, механічні машини) та Угорщини – 2,8% (електричні машини, чорні метали, палива мінеральні, нафта і продукти її перегонки); серед інших країн до Росії – 18,7% (механічні машини, чорні метали, продукти неорганічної хімії), Туреччини – 6,5% (чорні метали, насiння і плоди олійних рослин, добрива), Єгипту – 5,1% (чорні метали, зернові культури, жири та олії тваринного або
рослинного походження), Китаю – 4,8% (руди, шлак і зола, жири та олії
тваринного або рослинного походження, зернові культури), Індії – 3,4%
(жири та олії тваринного або рослинного походження, чорні метали, палива мінеральні, нафта і продукти її перегонки) та Білорусі – 3% (чорні метали, палива мінеральні, нафта і продукти її перегонки, залишки і відходи харчової промисловості).
Серед найбільших країн-партнерів експорт товарів збільшився до Італії на 9,9%, Польщі – на 9,1%, Єгипту – на 7,3% та Німеччини – на 5,5%. Одночасно скоротився до Росії на 31,2%, Білорусі – на 15,9%, Туреччини – на 4,4% та Індії – на 3,3%.
Основу товарної структури українського експорту складали
недорогоцінні метали та вироби з них – 28,4% (менше на 11,3% проти січня- листопада 2013 р.), у тому числі чорні метали – 24,1% (менше на 7,7%). Продукти рослинного походження становили 15,5% (більше на 2,2%), у т.ч. зернові культури – 11,7% (більше на 9,5%), мінеральні продукти – 11,6% (менше на 10,6%), у т.ч. руди, шлак і зола – 6,5% (менше на 5,4%) та палива мінеральні, нафта і продукти її перегонки – 3,9% (менше на 17,8%), механічні та електричні машини – 10,6% (менше на 13,7%), жири та олії тваринного або рослинного походження – 7,1% (більше на 11,2%), продукція
хімічної та пов’язаних з нею галузей промисловості (менше на 23,2%) та готові харчові продукти – по 5,7% (менше на 10,5%).
Імпорт товарів із країн Європейського Союзу становив 19156,8
млн.дол., або 38,5% від загального обсягу, та зменшився проти відповідного періоду 2013 р. на 4977 млн.дол., або на 20,6% (за 11 місяців 2013 р. обсяг імпорту становив відповідно 24133,8 млн.дол. та 35%). Скоротились поставки засобів наземного транспорту, крім залізничного, на 56,7%, паперу та картону – на 34,3%, механічних машин – на 29,9%, різноманітної хімічної продукції – на 26,8%, електричних машин – на 20,5%, фармацевтичної продукції – на 20,4%, пластмас, полімерних матеріалів – на 17,5%.
Найбільші надходження серед країн ЄС здійснювались із Німеччини –
9,7% від загального обсягу імпорту (палива мінеральні, нафта і продукти її перегонки, механічні машини, засоби наземного транспорту, крім залізничного), Польщі – 5,7% (палива мінеральні, нафта і продукти її перегонки, електричні машини, пластмаси, полімерні матеріали), Італії – 2,8% (механічні машини, фармацевтична продукція, пластмаси, полімерні
матеріали), Угорщини – 2,6% (палива мінеральні, нафта і продукти її
перегонки, електричні машини, пластмаси, полімерні матеріали); серед інших країн із Росії – 23,9% (палива мінеральні, нафта і продукти її перегонки, механічні та електричні машини), Китаю – 9,9% (електричні та механічні машини, пластмаси, полімерні матеріали), Білорусі – 7,4% (палива мінеральні, нафта і продукти її перегонки, засоби наземного транспорту, крім залізничного, добрива) та США – 3,6% (механічні машини, палива мінеральні, нафта і продукти її перегонки, засоби наземного транспорту, крім залізничного).
Проти відповідного періоду 2013 р. імпорт товарів збільшився тільки з
Білорусі на 12,6% та Угорщини на 4,1%, з решти найбільших країн-партнерів зменшився: з Росії – на 43,4%, США – на 29%, Китаю - на 28,4%, Італії - на 25,6%, Польщі - на 23,8% та Німеччини - на 20%.
Мінеральні продукти складали 29,6% обсягу імпорту товарів (менше
обсягу 11 місяців 2013 р. на 27,4%), у т. ч. палива мінеральні, нафта і
продукти її перегонки – 27,8% (менше на 28,1%). На поставки механічних та електричних машин припадало 16% (менше на 25,6%), у т.ч. механічних – 9,1% (менше на 25,8%) та електричних – 6,9% (менше на 25,4%), продукції хімічної та пов’язаних з нею галузей промисловості – 12,4% (менше на Мінеральні продукти складали 29,6% обсягу імпорту товарів (менше обсягу 11 місяців 2013 р. на 27,4%), у т. ч. палива мінеральні, нафта і продукти її перегонки – 27,8% (менше на 28,1%). На поставки механічних та електричних машин припадало 16% (менше на 25,6%), у т.ч. механічних –
9,1% (менше на 25,8%) та електричних – 6,9% (менше на 25,4%), продукції хімічної та пов’язаних з нею галузей промисловості – 12,4% (менше на 17,8%), у т.ч. фармацевтичної продукції – 4,5% (менше на 19%), полімерних матеріалів, пластмас та виробів з них – 6,7% (менше на 20,3%), у т.ч. пластмас, полімерних матеріалів – 5,4% (менше на 17%), недорогоцінних металів та виробів з них – 6,2% (менше на 32,4%), у т.ч. чорних металів та виробів з них – 4% (менше на 37%), засобів наземного транспорту, літальних апаратів, плавучих засобів – 5% (менше на 54,3%), у т.ч. засобів наземного транспорту, крім залізничного, – 4,6% (менше на 54,5%), готових харчових продуктів – 4,7% (менше на 16,9%), продуктів рослинного походження – 3,6% (менше на 21,4%), текстильних матеріалів та текстильних виробів – 3,5% (менше на 21,7%) від обсягу вартості імпорту.
http://ukrstat.gov.ua/

неділя, 11 січня 2015 р.

За Украину обидно! (Ответ А.Пивтораку).

  Олег Борисович Дубровський являє собою досить своєрідне явище серед українських лівих. В цьому строкатому средовищі можна зустріти досить багато людей, що довгі роки вже професійно пишуть про капіталістичну експлуатацію та захист прав робітників, про робітничі протести у всьому світі та робітничу солідарність, навіть про створення робітничої партії, але от самих робітників серед цієї лівої тусовки зустріти досить важко. Для основної маси наших робітників ідеї соціалізму нецікаві й непотрібні. Олег Дубровський працює робітником вже 42 роки і як не дивно зберігає соціалістичні погляди, при чому не авторитарно-сталіністські, а демократичні. http://commons.com.ua/oleg-dubrovskij-administratsiya-naz/ Тут подаємо продовження його дискусії із провідним теоретиком лівокомуністичної групи “Проти течії” О. Півтораком.
Олег Дубровский

За Украину обидно!
(Ответ А. Пивтораку).


По большей части разделяя идейно-политические установки, обозначенные А. Пивтораком в тексте "Политический кризис в Украине и кризис левого движения", и будучи весьма бегло знаком с отрывком его текста «Демократическая революция в националистическом тупике», я в июне 2014 г. написал ему, так сказать, навскидку, не утруждая себя развернутым обоснованием своих утверждений, не борясь за четкость формулировок и уделяя много места личным впечатлениям. Это было письмо, не претендовавшее на публикацию и, тем более, статус «критических заметок». Но получилось так, что часть его был опубликована под названием "Тупики абстрактного пацифизма" . А. Пивторак откликнулся, причем в остро-полемической форме. Именно это обстоятельство, а также сведения о том, что публикация фрагментов моего июньского письма вызвала какой-то интерес среди левых активистов, заставляет меня, как говорится, вновь взяться за перо, преодолевая стойкое отвращение к созданию текстов, развившееся около десяти лет назад.

Сразу скажу, что написанный в сентябре, под непонятым мною названием "Встанем вместе - как один?! Скажем дружно - не дадим?!" , полемический ответ А. Пивторака произвел на меня еще более удручающее впечатление, чем отрывок его текста «Демократическая революция ...». Он продолжает дистанцироваться, прямо таки открещиваться от собственных позиций, обозначенных им в «Политическом кризисе...» Кроме того, некоторые поднятые мною важные вопросы он обходит молчанием, в других случаях, что называется, ломится в открытые двери, ну а в третьих — формулирует такие положения, которые вызывают у меня резкие возражения. Оппонируя А. Пивтораку, я старался следовать за его порядком изложения аргументов, хотя они представляется мне несколько сумбурным.

Итак, А.Пивторак пишет мне:
«Даже если начавшаяся в декабре 2013 г. буржуазно-демократическая революция вырвет в конце-концов Украину из цепких лап двуглавого орла, это будет для нее означать только одно: буржуазная Украина окончательно попала в неоколониальную зависимость от ЕС и США, только-то и всего.»

  Только-то и всего?! Но ведь сам А. Пивторак в «Политическом кризисе...» рассуждал в ином ключе. Он освещал последствия этой зависимости, указывая на ее прогрессивность для социально-экономического развития Украины, на ее положительное воздействие на становление классового сознания украинского пролетариата и, значит, и на перспективы социалистической борьбы. Теперь же в своем сентябрьском ответе мне А. Пивторак подчеркивает лишь, что «Украине уготована в этом случае только одна участь — стать эксплуатируемой и зависимой периферией развитых стран севера Европы, прежде всего Германии.» Положительные стороны этой зависимости, на которых он настаивал в феврале, теперь для него не существуют. Подтекст его нынешних высказываний таков: ради этого, мол, не стоило и огород городить, то есть возводить баррикады Евромайдана.
   Любой социальный прогресс в эксплуататорском обществе происходит в рамках классовых антагонизмов, через кровь, пот и слезы эксплуатируемых. Пока существует капитализм, иного просто не дано, каким бы цивилизованным он не был. А. Пивторак об этом, как минимум, забывает. Для него завоевания нашей национально-демократической революции теперь сводятся лишь к тому («только-то и всего!»), что Украина из одной неоколониальной зависимости попадет в другую. «За это, - утверждает он, - и идет сегодня ожесточенная борьба. И наши правые и ультраправые идут в авангарде этой борьбы».
  Что же получается? А вот что: если исходить из тех позиций, которые А.Пивторак сформулировал в тексте «Политический кризис в Украине...», то можно сделать вывод, что наши ультраправые, которые шли и до сих пор идут в авангарде национал-демократической революции, борясь за свою «несбыточную, утопическую мечту» о «независимой сильной Украине», объективно играют прогрессивную роль, ибо находиться в «цепких лапах двуглавого орла» и быть «зависимой периферией развитых стран», - это, как говорится, две большие разницы... И я с этим был вполне согласен. На рубеже столетий, в первые годы ХХІ в., когда все пост-«советские» революционно-пролетарские иллюзии 90-х годов были окончательно изжиты, мне не раз приходилось писать о том, что в Украине нет никаких обнадеживающих перспектив для самодостаточного возникновения и развития нового рабочего движения, вооруженного интернационалистской социалистической программой, что без подъема массового, организованного, антикапиталистического рабочего движения в центрах мирового империализма, слабый недоразвитый украинский пролетариат обречен беспомощно гнить в болоте слабого, ублюдочного «постсоветского» капитализма. Воздействие такого подъема (если он будет иметь место) на украинский пролетариат будет гораздо сильнее и эффективнее в случае присоединения Украины к такому «прагматическому, далекому от сантиментов экономическому колоссу» (Лех Мочульский), как ЕС, пусть даже в качестве «зависимой периферии».
   Мы должны помнить, что оформление «неоколониальной зависимости Украины от ЕС» происходит в такой интересный исторический момент, когда давление меж-империалистической конкуренции и глобальный кризис капитализма уже подтолкнули европейскую буржуазию к демонтажу «социального государства», к разрушению «общества всеобщего благоденствия». Ликвидация прежних социальных стандартов и гарантий, наступление на жизненный уровень и гражданские права, характерные для этого процесса, должны открыть перспективу для возрождения антикапиталистической борьбы европейского рабочего класса. Только развитие классовой борьбы в Европе может стать тем фактором, который активизирует наш слабый пролетариат и откроет перспективы для социалистической борьбы в Украине. «Запад нам поможет!» - этот расхожий обывательский рефрен еще «советских» времен, приобретает новый смысл, новое содержание...

вівторок, 6 січня 2015 р.

Политический кризис в Украине и кризис левого движения

Мы публикуем здесь статью, написанную почти год тому назад одним из "аксакалов" украинской левой тусовки, ведущим теоретиком левокоммунистической организации "Против течения" А.Пивтораком. За прошедший год его взгляды на события Евромайдана могли сильно измениться, тем не менее статья представляет собой уже исторический документ, опубликованный в частности в журнале "Против течения" № 14 за 2014 г.

Александр Пивторак

«Люди сами делают свою историю, но они ее делают не так, как им вздумается, при обстоятельствах, которые не сами они выбрали, а которые непосредственно имеются налицо, даны им и перешли от прошлого. Традиции всех мертвых поколений тяготеют, как кошмар, над умами живых. И как раз тогда, когда люди как будто только тем и заняты, что переделывают себя и окружающее и создают нечто еще небывалое, как раз в такие эпохи революционных кризисов они боязливо прибегают к заклинаниям, вызывая к себе на помощь духов прошлого, заимствуют у них имена, боевые лозунги, костюмы, чтобы в этом освященном древностью наряде, на этом заимствованном языке разыграть новую сцену всемирной истории».
Карл Маркс. Восемнадцатое брюмера Луи Бонапарта.


   Украина не отделена китайской стеной от мировых экономических и политических процессов и у политического кризиса в Украине можно обнаружить очень много общего с «арабской весной», движением «оккупай», событиями в Греции, Турции, Испании, Португалии… Как и во многих других странах причиной политического кризиса стал кризис экономический.
    Украина в подобной ситуации находится, почитай, со времен распада Советского Союза. Уже несколько раз в истории самостийной Украины экономический кризис перерастал в кризис политический. Вспомним, хотя бы акции «Украина – без Кучмы!», «Восстань, Украина!», «Оранжевую революцию», «Врадиевку» как симптом. Поводы были разные: убийство журналиста Георгия Гонгадзе, фальсификация властями итогов президентских выборов 2004 г. в пользу Януковича и другие моменты. Толчком же к возникновению нынешнего политического кризиса, как известно, послужил жесткий силовой разгон милицией акции молодежи в поддержку евроинтеграционных процессов на Майдане в Киеве в ночь на 30-е ноября прошлого года.
   Существенным отличием антиправительственных, антиолигархических массовых протестов в Украине от аналогичных выступлений населения в ряде стран юга Евросоюза, является то, что лидерство в них принадлежит не левым организациям и активистам (профсоюзам, анархистам, троцкистам, левым коммунистам…) а либералам и националистам различного толка, от «Удара» и «Батьківщини») до радикально правой националистической партии «Свобода» и откровенных национал-социалистов из «Правого сектора».
    Чем объясняется данное явление? С нашей точки зрения следующими основными причинами:
- во-первых, тяжелым моральным наследием сталинизма как идеологии и практики строительства государственного капитализма в СССР, который в сознании подавляющего большинства населения до сих пор отождествляется с социализмом и даже с коммунизмом, преимущественно со знаком минус, а не плюс;

- во-вторых, тем фактом, что переход от социального государства хрущевско-брежневского типа к неолиберальным реформам у нас происходил по инициативе КПСС и приватизацией госсобственности, воспользовалась, прежде всего, бывшая партхозноменклатура;

- в-третьих, тем обстоятельством, что 20 лет КПУ Петра Симоненко симулировала оппозиционную деятельность, проституировала и дискредитировала комдвижение в Украине, превратившись, в конце концов, де факто во что-то вроде левого крыла Партии регионов, чьи VIP-коммунисты проживают в фешенебельных особняках, разъезжают на дорогих иномарках и при этом с неподражаемым цинизмом и нахальством уверяют нас, что днем и ночью блюдут интересы трудящихся.

   Стоит ли удивляться после этого всплеску национализма, сносу памятников Ленину, требованиям запрета КПУ вместе с Партией регионов?

   После принятия ПР и КПУ 16 января драконовских законов, направленных на подавление массовых акций протеста в Киеве и других городах, политический кризис начал явно перерастать в революционную ситуацию с элементами гражданской войны.

   Между кем и кем идет борьба? Классовый анализ показывает, что борьба разворачивается между двумя основными силами. С одной стороны финансово-промышленная олигархия, которую представляет ПР и президент Янукович. С другой стороны мелкая и средняя буржуазия плюс интеллигенция, студенчество, крестьянство, чьи интересы пытаются представлять известные оппозиционные партии во главе с Кличко, Яценюком,Тягнибоком и другие организации.

    За что борется финансово-промышленная олигархия? За сохранение контроля над рычагами власти и доступом к бюджетным ресурсам в качестве гарантии сохранения своих капиталов и источников сверхприбылей, за более тесные отношения с Россией, на которую можно опереться в борьбе с оппозицией.

      За что борются их оппоненты, честные граждане, честные лавочники и рыночники? За одинаковые, равные для всех правила игры, за демократию и свободу от произвола коррумпированного чиновничества и полиции, против давления, которое оказывает на мелкий и средний бизнес финансово-промышленная олигархия, не позволяя ему превращаться в крупный капитал, грабя, разоряя и подавляя его. Они связывают свои перспективы с ЕС, на который можно опереться в борьбе с олигархами, ПР и президентом Януковичем.

     А что же пролетариат? А пролетариат плетется в хвосте как тех, так и других. Ничего хорошего в экономическом плане ему не сулит ни сохранение влияния олигархов вкупе с партией власти, ни победа мелкобуржуазной оппозиции, ни Москва, ни Брюссель. Русскоязычный пролетариат юго-востока Украины кроме прочего серьезно опасается, что победа националистической оппозиции над Януковичем и ПР дополнит экономический гнет, которой тот испытывает, гнетом национальным.
     Означает ли это, что для пролетариата совершенно безразлично, кто одержит верх в этой борьбе? Нет, не означает. Победа оппозиции, евромайдана в сложившихся обстоятельствах, безусловно, будет означать буржуазный прогресс. Сохранение статус-кво олигархами и партией власти, дальнейшее балансирование между ЕС и ТС есть победа реакции и оттягивание неизбежного.

    Чем быстрее ПР и Янукович будут отстранены от власти, чем быстрее Украина будет интегрирована в европейские экономические и политические структуры, тем быстрее, для подавляющего большинства трудящихся Украины, мелкой буржуазии, интеллигенции, пролетариата… станет ясно, что дело не в плохой или хорошей, бандитской или честной власти, не в происках Москвы или Брюсселя (Вашингтона), а в капитализме. Именно капитализм непрерывно воспроизводит на одном полюсе богатство, а на другом бедность, на одном полюсе изматывающий труд, а на другом – безработицу, на одном полюсе избыток всевозможных товаров, а на другом – неплатежеспособный спрос, на одном полюсе цивилизацию, а на другом варварство и одичание, на одном полюсе свободу для олигархов, а на другом - наемное рабство, чиновничий произвол и полицейский режим для трудящихся.