пʼятниця, 16 лютого 2018 р.

Документальная иллюстрация эпизода экономической борьбы промышленных рабочих в 90-е годы ХХ ст.




(в дополнение к теме "Забастовка на Опытном трубном")



КТС (комиссия по трудовым спорам) – орган разрешения трудовых конфликтов между наемными работниками и работодателями непосредственно на предприятии, создание и полномочия которого регламентированы законом Украины «О трудовых спорах и конфликтах».



ОЗ ГТИ – Опытный завод Трубного Института – неоднократно менявшее свое название (первоначально – Трубный Опытно-Экспериментальный Завод Всесоюзного Научно-исследовательского Трубного Института(ТОЭЗ ВНИТИ), последнее название Государственное Предприятие Днепропетровский Завод Прецизионных Труб (ГП ДЗПТ)) предприятие военно-промышленного комплекса «СССР», затем Украины и России, специализировавшееся на выпуске высокоточных, тонкостенных и особо тонкостенных бесшовных холоднокатаных и холоднотянутых труб из нержавеющей стали и различных сплавов для нужд ракетостроения, приборостроения, авиамоторостроения и т.д., с «военпредовской» системой контроля за качеством и приемкой выпускаемой продукции. Начало функционировать в 1970г. Достраивалось и наращивало производственные мощности вплоть до 1980г. В начале 80-х годов освоило производство труб для тепловыделяющих элементов  реакторов атомных подводных лодок ВМФ «СССР». Тогда же общее число рабочих, ИТР и административно-управленческого персонала завода достигало 2500 чел. После распада «СССР» начинается постепенный упадок предприятия, что выражалось в нарастающей остановке и последующем демонтаже ряда производственных мощностей, развивавшемся отступлении от требований технологических стандартов, сдаче в аренду различного оборудования и производственных площадей частным фирмам и т.д. В период 2001 – 2008 г.г. предприятие  было задействовано в программе модернизации «советской» военной авиации(замена выработавших свой моторесурс двигательных установок), состоявшей на вооружении бывших «стран социалистического содружества» и «стран социалистической ориентации», которую проводил российский ВПК. С  2009г. подчинено «Укрэнергоатому» с перспективой освоения собственно украинского производства труб под тепловыделяющие элементы  реакторов украинских атомных электростанций и с этого времени интенсивно разрушалось и банкротилось. Окончательно ликвидировано в декабре 2012г. при общем количестве рабочих менее 20 чел. В настоящее время большая часть производственных площадей бывшего ГП ДЗПТ принадлежит российской фирме «Торговый дом «Волгоградский Металлургический Завод», которая использует часть из них под склады и перевалочную базу для продукции ВМЗ.

В декабре 1997 – январе 1998 г.г. на заводе проходила первая и единственная в истории предприятия забастовка, поводом для которой было отсутствие зарплаты в семь месяцев.  Продолжавшаяся восемь дней  забастовка закончилась поражением рабочих, после чего зарплата им не платилась вплоть до ноября 2000г., т.е. в целом, более трех лет(июнь 1997 – ноябрь 2000) в условиях работающего предприятия, которое продолжало производить широкий ассортимент бесшовных труб, исправно отгружая заказчикам произведенную продукцию.   При этом  администрация систематически принуждала рабочих к 12-ти часовому ежедневному труду и всячески добивалась повышения его производительности. (Ни классическая буржуазная, ни марксистская политэкономия не смогли предусмотреть  возможность  таких отношений между наемным трудом и капиталом! – прим. О.Д.)





В КТС ОЗ ГТИ

от вальцовщика 5-го разряда  трубопрокатного цеха

Дубровского О. Б.



З А Я В Л Е Н И Е

Приказом директора завода г-на Морозова № 92-к от 21.07.1997 мне был объявлен выговор и на период с 15.07.1997 по 14.10.1997 установлена оплата по минимальной часовой тарифной ставке 3-го разряда в 29 коп. за (как говорится в этом приказе) «самовольное оставление работы» в 13.00 14.07.1997 и «отсутствие на рабочем месте без уважительных причин 2 часа 05 минут». 

Мотивировочная часть приказа № 92-к несостоятельна, так как 14.07.1997 на заводе проводилась организованная акция протеста рабочих против злостного нарушения администрацией коллективного договора на 1997г. по своевременной оплате труда в форме коллективного прекращения работы в 13.00 вместо 15.05. О проведении акции директор завода был предупрежден рабочими в первой половине дня 14.07.1997 в письменной форме, документом, зарегистрированным в приемной директора под входящим номером 15-з.

Следовательно, как участнику данной акции, у меня не было никаких оснований для того, чтобы продолжать работу, находиться на рабочем месте и вообще на территории цеха после 13.00 14.07.1997. Формулировка приказа № 92-к о «самовольном оставлении работы» мною и «отсутствия на рабочем месте без уважительных причин» игнорирует проводившуюся рабочими акцию протеста и, соответственно, искажает причины прекращения мною работы в 13.00 14.07.1997.

Рассматривая наложенные на меня взыскания, как таковые, необходимо отметить:

1.                  За каждое нарушение трудовой дисциплины может быть наложено только одно дисциплинарное взыскание (ст. 149 КЗоТ Украины). Текст приказа № 92-к говорит о двух взысканиях, что противоречит действующему законодательству о труде.



2. К работнику может быть применена только одна из следующих мер взыскания: выговор; увольнение (ст. 147 КЗоТ Украины). В отношении ко мне применен также перевод на ниже оплачиваемую работу скором на три месяца. Статья 147 КЗоТ Украины предусматривает применение «для отдельных категорий работников и других дисциплинарных взысканий». Разъяснение Госкомитета СССР по труду и социальным вопросам и Секретариата ВЦСПС от 25.10.1983 №8(22-31) (См. Бюллетень Госкомтруда СССР, 1984, №1) в пункте 3 «О порядке перевода на другую нижеоплачиваемую работу за нарушение трудовой дисциплины» говорит:

п. 3.1 «… за систематические нарушения трудовой дисциплины … рабочие … могут быть переведены на другую нижеоплачиваемую работу на срок до трех месяцев или смещены на другую низшую должность на тот же срок»

п. 3.2 «Систематически нарушающими трудовую дисциплину считаются рабочие, которые имеют дисциплинарные взыскания …  за нарушения трудовой дисциплины и нарушили ее вновь.»

п.3.3 «Под другой нижеоплачиваемой работой или низшей должностью, на которые рабочие … могут быть переведены … понимается работа или должность, не обусловленные трудовым договором, независимо от профессии и специальности работника.»

 Отсюда ясно, что приказ №92-к требующий «установить» мне сроком на три месяца «оплату по 3-му разряду, часовой тарифной ставкой 0,29 гр.» незаконен, так как это является переводом меня на нижеоплачиваемую работу, чему могут быть подвергнуты только систематические нарушители трудовой дисциплины, каковым я не являюсь, так как за период моей работы у меня не было дисциплинарных взысканий вообще.



3. «Оплата труда по 3-му разряду, часовая тарифная ставка 0,29 гр.» является «минимальной тарифной ставкой» 3-го разряда или «среднемесячным минимальным тарифом» в 48 грн.       29 коп. (См. Коллективный договор ОЗ ГТИ на 1997г., приложение    3.1 «Единая тарифная сетка»). Прежде всего, это означает, что администрация завода провела в текст коллективного договора «Единую тарифную сетку» с фиксацией в ней гибкой тарифной ставки (минимальной, средней, максимальной тарифной ставки по одному и тому же разряду) при грубых нарушениях процедурных норм проведения конференции по принятию коллективного договора на 1997г.

24.04.1997, выступая с трибуны конференции по принятию коллективного договора на 1997г., я предложил участникам конференции ряд конкретных изменений и дополнений в текст проекта коллективного договора, принятого за основу. Прежде всего я предложил категорически отказаться и не проводить в текст коллективного договора понятие «гибкой тарифной ставки», которому я дал характеристику «кнута в руках начальства», а также обратился к присутствующим  компетентным лицам из числа администрации с предложением обосновать перед конференцией цифры вводимой в коллективный договор «Единой тарифной сетки»: величины тарифных ставок; межразрядные коэффициенты и т.д. Президиум конференции в составе господ: Исакова, как председателя(заместитель директора завода – прим. О.Д.), Морозова и Ермоленко(председатель заводского комитета официального профсоюза – прим. О.Д.), как членов президиума, грубо нарушая процедурные нормы формирования итоговых документов на собраниях, конференциях и т.д., ни одно из моих предложений, в том числе относительно отмены гибкой тарифной сетки и утверждения твердых, неприкасаемых тарифов, на голосование участников конференции не поставил. В итоге, ряд положений проекта коллективного договора и прежде всего важнейшее из них – «Единая тарифная сетка», по которым я предложил изменения и дополнения, попали в текст коллективного договора без обсуждения и голосования по ним участников конференции(никто из компетентных представителей администрации, к примеру, так и не взялся обосновать перед конференцией цифры «Единой тарифной сетки»)благодаря произволу президиума, то есть, все той же администрации и ее прямого пособника в лице председателя заводского профкома. Более того, выступая сразу после меня, директор завода позволил себе публичные угрозы в мой адрес. Цитирую: «Я плохой демократ. Он правильно сказал, что гибкая тарифная ставка будет кнутом в наших руках и мы будем применять его со всей решительностью против пьяниц и демагогов». Не вдаваясь сейчас в оценку этого возмутительного по своему смыслу заявления, я расцениваю перевод меня на три месяца на тариф 48 гр. 29 коп., как административный произвол по отношению к инициатору акции протеста 14.07.1997 и реализацию этих угроз господина директора.

Официальный протокол конференции, неверно зафиксировав это выступление господина Морозова, тем не менее, показывает, что ни одно из моих предложений и дополнений не было поставлено президиумом на обсуждение и голосование участников конференции 24.04.1997. Я был лишен возможности в трехмесячный срок обжаловать в КТС процедуру принятия коллективного договора на 1997г., так как текст коллективного договора я смог получить на руки только 8.08.1997. Более трех месяцев понадобилось администрации и заводскому профкому для того, чтобы напечатать, пройти уведомительную регистрацию в органах государственной власти и размножить текст коллективного договора, причем, в количестве, не более, чем один экземпляр на цех! При этом, 28.07.1997, то есть, через три месяца после принятия, коллективный договор еще не прошел обязательной регистрации в органах государственной власти (по утверждению бывшего тогда исполняющим обязанности председателя профкома господина Ладыки), размножен его текст был только 6.08 – 7.08.1997 и только тогда я смог получить его на руки.

Я утверждаю, что, как колдоговорная кампания, так и формирование текста коллективного договора непосредственно на конференции 24.04.1997 проходили с грубыми нарушениями ст.10 и ст.13 Закона Украины «О коллективных договорах и соглашениях».

4. Минимальная часовая тарифная ставка 3-го разряда – 29 коп., что соответствует среднемесячному тарифу 48 гр. 29 коп. значительно меньше законодательно гарантированного минимального уровня заработной платы в Украине, а действующая с 1.07.1997 «Единая тарифная сетка» противоречит украинскому трудовому законодательству и отраслевому соглашению.

Вторая часть ст.9 Закона Украины «Об оплате труда», которая определяет, что «минимальная заработная плата устанавливается в размере не ниже стоимостной величины черты малообеспеченности», была введена в действие постановлением Верховной Рады Украины от 5.02.1997 №50/97 – ВР с 1.04.1997. Размер стоимостной величины черты малообеспеченности определен соответствующим постановлением Верховной Рады от 16.10.1996 №421/96 – ВР с    1.01.1997 в 70гр. 90 коп. «В минимальную заработную плату не включаются доплаты, надбавки, поощрительные и компенсационные выплаты2(ст.95 КЗоТ Украины), а «формирование тарифной сетки производится на основе тарифной ставки работника первого разряда, которая устанавливается в размере, превышающем законодательно установленный размер минимальной заработной платы»(ст.96 КЗоТ Украины), то есть в размере, большем, чем 70гр. 90 коп. Максимальный тариф первого разряда на ОЗ ГТИ согласно «Единой тарифной сетке» составляет всего 55гр.02коп., а все тарифные ставки, начиная с минимальной с минимальной тарифной ставки 5-го разряда, минимальной тарифной ставки 4-го разряда и средней тарифной ставки 3-го разряда, находятся ниже законодательно утвержденной черты малообеспеченности и, соответственно, ниже законодательно гарантированного уровня минимальной заработной платы. Это значит, что вся «Единая тарифная сетка» нуждается в немедленном перерасчете, то есть, в приведении в соответствие с действующим законодательством. Кроме того, как одно из положений коллективного договора, ухудшающее положение работников по сравнению с законодательством о труде, «Единая тарифная сетка» должна быть объявлена недействительной (См. ст.16 КЗоТ Украины) и немедленно пересмотрена, тем более, что она нарушает действующее отраслевое соглашение между Минмашпромом Украины и ЦК профсоюза работников металлургической промышленности, где говорится, что минимальная зарплата в отрасли не должна быть ниже черты малообеспеченности.



Если мои агрументы и выводы КТС ОЗ ГТИ признает правильными, то я предлагаю комиссии обязать администрацию:

1.                  Немедленно издать приказ об аннулировании приказа № 92-к, как несостоятельного и противоречащего трудовому законодательству.

2.                  Компенсировать мне все потери в заработке за июль-август 1997 через перерасчет по часовой тарифной ставке 62 коп., начиная с 15.07.1997.

3.                  Отменить в «Единой тарифной сетке» гибкую тарифную ставку, как введенную в коллективный договор с нарушениями процесса принятия коллективного договора.

4.                  В кратчайшие сроки привести в соответствие с законодательством «Единую тарифную сетку», то есть, пересчитать ее, исходя из законодательно определенного минимума заработной платы в 70гр. 90 коп.  

5.                  После перерасчета «Единой тарифной сетки» выплатить всем рабочим завода недоплаченные суммы по соответствующим разрядам, начиная с 1.07.1997, , то есть, со дня введения «Единой тарифной сетки», принятой в рамках коллективного договора на 1997г.

6.                  Совместно с профсоюзным комитетом в октябре 1997г., то есть, через полгода после принятия коллективного договора на 1997г., созвать конференцию по пересмотру коллективного договора, принятого с грубыми нарушениями процедурных норм и Закона Украины «О коллективных договорах и соглашениях».





Примечание: На конференции 24.04. 1997 одним из моих конкретных дополнений в текст проекта коллективного договора была фиксация в тексте принимаемого коллективного договора сроков проведения конференции по отчетам о выполнении коллективного договора, во время которой возможно внесение изменений и дополнений в его текст. Это мое предложение в числе других было также проигнорировано президиумом конференции, на обсуждение и голосование не поставлено и также в текст коллективного договора не попало. В нарушение ст.20 КЗоТ Украины, текст коллективного договора на 1997 г. вообще не содержит упоминания о сроках, в которых стороны, подписавшие договор, должны отчитываться о его выполнении.



Дубровский О. Б.

31-е августа 1997 г.





Публикацию документа подготовил

О.Д.

Декабрь-2017.








Немає коментарів:

Дописати коментар