пятница, 21 ноября 2014 г.

Голодомор как оправдание и голодомор как обвинение.

На этой неделе Украина отмечает день памяти жертв голодомора 1932-1933 гг. Этот голодомор считают самым большим преступлением коммунизма в Украине. Ниже приводим статью с марксистской оценкой тех событий. Статья была написана для газеты Интернационального союза пролетарских революционеров-коллективистов  "Пролетарий" в конце 2006 г. и опубликована в этой газете № 1(5) за 2007 г. В ноябре 2008 г, когда Украина отмечала 75-ю годовщину голодомора 1933 г. эту статью благодаря стараниям Игоря Панюты разместил сайт Организации марксистов (ОМ). При чем разместил с третьей попытки. Первые два раза статью в тот же день снимал, пользуясь правами редактора сайта, заместитель председателя ОМ Виктор Шапинов.


Голодомор как оправдание и голодомор как обвинение.

Голодомор и коалиция.
28 ноября 2006 г. Верховная Рада Украины приняла Закон № 376–V «О голодоморе 1932-1933 гг. в Украине». В тот же день он был подписан президентом Виктором Ющенко. Обозреватели считают это голосование первой победой Ющенко над Януковичем после назначения последнего премьер-министром Украины 4 августа 2006 г. Вполне возможно, что первой и последней. Фракция Партии регионов (лидер Виктор Янукович) не голосовала за данный закон, как не голосовала фракция Компартии Украины. Президент действительно проявил невиданные до сих пор настойчивость и упорство, добиваясь принятия этого закона от парламента, в котором большинство составляют его противники и конкуренты. За что и поплатился три дня спустя отставкой трех верных ему министров: иностранных дел Б. Тарасюка, внутренних дел Ю.Луценко и молодежи и спорта Ю.Павленко.
Ющенко настаивал на том, чтобы в законе было записано выражение «геноцид украинской нации» и виновным признали «коммунистический режим». Партия регионов квалифицировала эти события как «преступление сталинского режима против человечества» и «национальную трагедию украинского народа». КПУ, естественно, была против данного закона, так как считает голод 1933 г. следствием засухи, неурожая, ошибок и преступлений конкретных партийных и хозяйственных руководителей Украины, как заявил на сессии редактор газеты «Коммунист», Александр Голуб, единственный из народных депутатов, голосовавший против этого закона. Остальные его коллеги по фракции предпочли вообще не голосовать.
Единственной партией из правительственной коалиции, которая поддержала закон о голодоморе была Социалистическая партия, лидер которой Александр Мороз, он же глава Верховной Рады, на выборах 2004 г. отдал свои голоса Ющенко, а в июле 2006 г. перешел на сторону Януковича. Итак, Соцпартия, пропрезидентская «Наша Украина» и Блок Юлии Тимошенко и дали те 233 голоса, которыми голодомор 1932-1933 гг. признан «геноцидом украинского народа». Виновником его объявлен «тоталитарный режим СССР», а публичное отрицание голодомора отныне считается унижением достоинства украинского народа, надругательством над памятью миллионов жертв Голодомора и является противоправным. Правда, слова об административной ответственности за подобные действия были убраны из окончательного варианта закона.
Почему же события более чем 70-летней давности становятся поводом для таких политических кризисов и потрясений сегодня? Поскольку сторонники термина «геноцид» чаще всего ссылаются на пример Холокоста (массового истребления евреев нацистами в годы второй мировой войны), отрицание которого является преступлением в Германии, Австрии и Франции, уместно здесь привести отрывок из статьи «Освенцим или Великое алиби», опубликованной в 1960 г. в левокоммунистическом журнале «Коммунистическая программа» на французском языке. Автор статьи, пожелавший остаться неизвестным член Интернациональной Коммунистической партии, выходец из еврейской семьи, которая едва успела бежать из Австрии накануне прихода туда германских войск:
«Одновременно набросились все бравые антифашистские демократы на трупы евреев. И они помахивают этими картинками перед глазами пролетариата. Конечно не для того, чтобы показать отвратительность капитализма. Напротив, они пытаются показать, как прекрасна настоящая демократия и настоящий прогресс другого лагеря, как хорошо он живет в обновленном капиталистическом обществе! Перед ужасом капиталистической смерти пролетариат должен забыть ужас капиталистической жизни и то, что оба неразрывно связаны. Перед экспериментами СС-врачей следует забыть, что капитализм экспериментирует в больших масштабах с алкоголем, раковызывающими продуктами, излучениями "демократических" атомных бомб и т.п. Показывают абажуры из человеческой кожи, чтобы забыли, что капитализм из живых людей, своей рабочей силы, делает абажур. Перед горами волос, золотых зубов, перед ставшими товаром телами убитых людей забывают, что капитализм саму жизнь людей, работу превратил в товар. В этом причина всех несчастий. Спрятать это за трупами жертв капитала, использовать эти трупы для защиты капитала, - это действительно отвратительный способ использовать жизни и трупы до конца» (Пролетарская революция. № 5. 2002. С.12).
Кто сегодня пытается спрятаться за трупами жертв голодомора 1933 г. и кто их настоящий убийца? Эти вопросы ждут своего ответа. Впрочем, все обитатели политического олимпа уже вынесли свой вердикт. Насколько он подтверждается фактами?


«Геноцида не было»

Именно в таком виде – без знака вопроса – дано решение проблемы депутатами от крупнейшей фракции Верховной Рады – «Партии регионов». Они согласны признать голод и даже голодомор миллионов жителей Украины и других республик СССР, но ответственным за него они хотят сделать лишь «сталинский режим», то есть лично Сталина и его ближайших приспешников. Благо, что сам генералиссимус умер более чем полвека назад, и не может обозвать своих хулителей «врагами народа» (как это сделал Садам Хусейн на недавнем процессе в Багдаде: не важно, что его нынешние судьи назначены теми же, кто снабжал его оружием, как Дональд Рамсфельд в 80-е). Важно найти козла отпущения, чтобы система не пострадала. Нисколько не оправдывая лично Сталина (и лично Хусейна), отметим, что такой ответ не дает нам никакой гарантии, что завтра в том или ином уголке Земли не появится новый Сталин или новый Хусейн. Да и так ли они страшны?
Пример тех, кто не испугался – доцент одного из киевских вузов Василий Пихорович, что еще в 2003 г. опубликовал статью «О причинах и последствиях голода 1932-33 гг. на Украине». Статья вышла сразу в двух изданиях: газете «Рабочий класс» и журнале «Марксизм и современность», а в 2006 г. ее разместила также «интернет-газета коммунистов» «Коммунист.ру». Автор ее пишет: «Утверждения о том, что голод 1932-33 годов на Украине был спланированной акцией, направленной на уничтожение части населения, лишено всяческих фактических оснований и является одним из трюков антикоммунистической пропаганды, призванным отвлечь внимание населения от того геноцида, который сегодня осуществляется капиталом на территории стран потерпевшего поражение социализма.» Наиболее достоверными он считает подсчеты русского публициста С. Кара-Мурзы, по которому «в 1933 г. от голода умерло (правда не указано где. – ИСПРК.) около 640 тысяч человек». А виноваты в этом: кулацкий саботаж, мелкобуржуазная психология крестьянства да «отдельные перегибы на местах», которые осудил сам Сталин в статье «Головокружение от успехов». Близкую цифру называет и другой автор communist.ru кандидат богословия и кандидат философских наук Евграф Дулуман. По его подсчетам, «от голода в Украине в 1933 году умерло 600 тысяч человек», хотя он и допускает, что ошибается в 2-3 раза.
Странное впечатление производит этот спор и это противопоставление. Неужели именно количество погибших определяет, чем был голодомор – геноцидом (то есть намеренным уничтожением людей по национальному признаку), или «просто голодом»? И если целью его было не уничтожение украинцев (или казахов) как нации, а обеспечение конкурентоспособности советской экономики и промышленного роста, он приемлем? Самое отвратительное, что ратоборствуя против слова «геноцид» иные коммунисты не находят ничего лучше, как всячески затушевывать, умалять и забалтывать сам факт массовой гибели людей от голода.
Но, для начала, всё же о цифрах.
Текущая регистрация естественного движения населения тогда проводилась ЗАГСами и сельсоветами. Данные ее поступали в Центральное управление народнохозяйственного учета (ЦУНХУ) при Госплане СССР. Его сотрудники выявили, что в 1933 г. смертность во многих сельских районах СССР в несколько раз превысила средние показатели за предыдущие пять лет. Естественный прирост был отрицательным, т.е. количество зарегистрированных смертей превышало количество зарегистрированных рождений, в частности, в Европейской части СССР в целом – на 1684 тысячи, в Украинской ССР – на 1459 тысяч, в Северо-Кавказском крае – на 291 тысячу, Нижне-Волжском крае – на 163 тысячи, Центрально-Черноземной области – на 62 тысячи. В то же время специальные комиссии с выездами на места обнаружили недоучет смертей в этих районах: во многих местах не хватало книг для регистрации смертей, да и сами регистраторы спасались от голода как могли (Осокина Е.А. Жертвы голода 1933 г.: сколько их? (Анализ демографической статистики ЦГАНХ СССР) //История СССР. 1991. № 5. С.20-22).

Репрессированная перепись

Проведенная в январе 1937 г. Всесоюзная перепись населения выявила недостачу в стране по сравнению с данными текущей регистрации 6,2 млн. человек. По сравнению с 1926 г. численность украинцев в СССР сократилась на 4,8 млн. человек (на 15,3 %), казахов – на 1,1 млн. чел. (на 27,9 %). Как только результаты этой переписи были доложены в Политбюро ЦК ВКП(б) и лично Сталину, появилось постановление: материалы переписи аннулировать и засекретить. А руководство ЦУНХУ попало вскоре в тюрьмы НКВД - “на отдых” (Всесоюзная перепись населения 1937 г. Краткие итоги. М.,1991. С.18, 83).
В январе 1939 г. была проведена новая Всесоюзная перепись населения. Причем, если результаты Всесоюзной переписи населения 1926 г. были опубликованы в конце 20-х – начале 30-х годов в 56 томах, то результаты переписи 1939 г. были опубликованы при Сталине лишь двумя газетными публикациями: в «Правде» и «Известиях». Но и перепись 1939 г. выявила сокращение численности украинцев по сравнению с 1926 г. на 3,1 млн., казахов – на 870 тысяч человек (Козлов В.И. Динамика населения СССР //История СССР. 1991. № 5.С.40). Частично это сокращение объясняется тем, что в 1937-1939 гг. во многих районах СССР за пределами Украины украинцев стали записывать русскими (на Кубани, Дальнем Востоке и т.д.). В отношении казахов известно, что, спасаясь от голода и коллективизации, в 1933 г. около 200 тысяч их сумело прорваться через границу и откочевать в Китай, где в Северной Джунгарии они образовали Казахский автономный район Или.
Однако, основная причина сокращения численности и украинцев, и казахов, безусловно, голодомор 1933 г. Общие потери населения СССР от него точно не установлены. Авторы монографии “Население Советского Союза. 1922-1991.” (М.1993) Е.М. Андреев, Л.Е Дарский и Т.Л.Харькова определяют общие демографические потери за 1927-1941 (до июня 1941 г.) цифрой 13,5 млн. человек, из них прямые людские потери составляют 7 млн., потери от сокращения рождаемости 6,5 млн (Народонаселение. Энцикл. словарь. М.,1994. С.344, 618). Из 7 млн. прямых потерь не менее 6 млн. составляют жертвы голода 1932-1933 гг. Не менее 3,5 млн. человек погибло от голода в Украинской ССР. В 2 млн. человек оценивают число погибших от голода и эпидемий в 1933 г. в Казахстане.
Неужели доценту Пихоровичу все эти исследования неизвестны или недоступны? Или он считает ниже своего достоинства читать о голодоморе что-либо, кроме произведений Сталина и Кара-Мурзы? Но послушаем дальше трактовку событий, предлагаемую этим коммунистом.ру:
«Цель, которую они (большевики. – ИСПРК.) при этом преследовали, никак не может быть названа благородной: под угрозой голодной смерти заставить крестьян работать на колхозном поле так же добросовестно, как и на собственном. И метод сработал с блеском. Еще бы! Ведь он проверен столетиями капиталистической эксплуатации. Капитализм его применяет ежегодно и ежедневно ко всем трудящимся. При этом жертвы голода исчисляются ежегодно сотнями миллионов, но никого это не удивляет, а воспринимается как должное. Для капитализма – принуждение к труду посредством угрозы голодной смерти – норма. Для социализма такого рода принуждение к труду – крайняя, чрезвычайная мера, которая больше ни разу в нашей истории не применялась в более или менее массовом масштабе».
Итак, социализм по неумолимой необходимости вдруг побыл ненадолго капитализмом. Так – лет на пяток. А потом опять обернулся добрым молодцем и воссиял во славе своей. Читая Пихоровича, призадумаешься: а вдруг мы и сейчас живём при социализме? Всё, что происходит – лишь «крайняя, чрезвычайная мера», вызванная к жизни временными трудностями. Но вот товарищ Сталин пробудится от пятидесятилетней спячки, напишет очередное «Головокружение от успехов», и…
Когда-то известный французский буржуазный историк Адольф Тьер писал: «Наполеон пришел, чтобы продолжить революцию под монархическими формами, упрочить новое общество под охраной своего меча, когда для свободы еще не настало время». Прочитав это, Карл Маркс заметил: «Тьер чистит сапоги Наполеону». (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т.17.С.326). В 1871 г. именно Адольф Тьер возглавил французское правительство, потопившее в крови Парижскую Коммуну. Сегодня масса поборников российской великодержавности вылизывают сапоги покойного генералиссимуса: авось придутся впору новому доброму царю или президенту, который-де и принесет нам счастливую жизнь. К этому хору добавляются и тоненькие скопческие голоса так называемых коммунистов, но кто их будет слушать, когда российская буржуазия говорит то же самое – но без ужимок и в полный голос?
Ленин писал о таких певцах-коммариках: «Раб, сознающий свое рабское положение и борющийся против него, есть революционер. Раб, не сознающий своего рабства и прозябающий в молчаливой, бессознательной и бессловесной рабской жизни, есть просто раб. Раб, у которого слюнки текут, когда он самодовольно описывает прелести рабской жизни и восторгается добрым и хорошим господином, есть холоп, хам.» (Полн.собр.соч.. Т.16. С.40).

Первоначальное накопление капитала.

«Процесс, создающий капиталистическое отношение, не может быть ничем иным, как процессом отделения рабочего от собственности на условия его труда, - процесса , который превращает, с одной стороны общественные средства производства и жизненные средства в капитал, с другой стороны, - непосредственных производителей в наемных рабочих. Следовательно так называемо первоначальное накопление есть не что иное, как исторический процесс отделения производителя от средств производства. Он представляется «первоначальным», так как образует предысторию капитала и соответствующего ему способа производства» - писал К. Маркс в «Капитале» (гл. 24).
Современные поклонники "цивилизованного" капитализма сознательно замалчивают тот факт, что индустриализация большинства капиталистических держав Запада (там где она проходила не за счет вложения иностранных капиталов) происходила за счет жесточайшей экспроприации непосредственных производителей. Классический пример тому представляет уже первая страна промышленного капитализма - Англия, где большинство крестьян были просто согнаны со своих земель. Знаменитые английские огораживания - эта своеобразная чистка земель для капитализма - были столь же необходимой предпосылкой промышленного переворота в Англии, как и коллективизация - предпосылкой советской индустриализации: в обоих случаях насильственное отделение непосредственных производителей от средств производства и превращение их (крестьян) в пролетариев были условием становления крупной современной промышленности.
Вторую, не менее важную предпосылку дальнейшего превращения Великобритании в "мастерскую мира" составляло еще более жестокое ограбление крестьянства английских колоний. Так, беспощадная эксплуатация Бенгалии английской Ост-Индской компанией уже в 70-х гг. XVIII в. поставила большинство бенгальских крестьян на грань голодной смерти. А в то время, как миллионы людей умирали от голода, английский губернатор Бенгалии У. Хейстингс официально сообщал в Лондон: "Несмотря на гибель по крайней мере трети населения и, следовательно, уменьшение обрабатываемой площади, чистый сбор налогов за 1771 год даже превзошел сбор за 1768 год." (Новая история Индии. М.,1961.С.102-103). Владычество англичан в Индии регулярно приводило к голодоморам, последний из которых относится к 1942 г. Но без индийского хлопка и прочих доходов, извлекаемых из колоний, не было бы английской промышленности.
Но и отделив непосредственного производителя от средств производства, превратив его в пролетария, капитализм на первых порах не может обойтись без внеэкономического принуждения, без ограничения личной свободы рабочего. Кровавое антирабочее законодательство заполняет первые страницы летописи буржуазной эпохи. “Отцы теперешнего рабочего класса были прежде всего подвергнуты наказанию за то, что их превратили в бродяг и пауперов”.
В той же Англии согласно акту Генриха VIII от 1530 г. трудоспособных бродяг следовало привязывать к тачке и бичевать, пока кровь не заструится по телу, а затем брать с них клятву “приняться за труд”. Закон Эдуарда VI от 1547 г. предписывал выжигать на груди ленивых бродяг букву V и отдавать их на два года тому, кто донесет на них властям. Закон Елизаветы от 1572 г. установил: нищие старше 14 лет, не имеющие права собирать милостыню при первой поимке подвергаются бичеванию и наложению клейма на левое ухо, если никто не соглашается взять их в услужение на два года; в случае рецидива нищие старше 18 лет должны быть казнены, если никто не соглашается взять их на два года в услужение; при третьем рецидиве их казнят безо всякой пощады как государственных преступников. “Деревенское население, насильственно лишенное земли, изгнанное и превращенное в бродяг, старались приучить, опираясь на эти чудовищно террористические законы, к дисциплине наемного труда поркой, клеймами, пытками.”
Система наемного рабства в Европе на первых этапах своего существования опиралась прежде всего на рабство sans phrase (без оговорок) в колониях. По мнению известного российского историка колониальной работорговли С.Ю. Абрамовой, существовала тесная связь в эпоху первоначального накопления между рабством, колониальной системой, развитием торговли и возникновением крупной промышленности. «Рабы-африканцы создали процветающие вест-индские колонии европейских стран. Они вдохнули жизнь в рудники и плантации Бразилии, Кубы, Гаити. Могущественная империя короля-хлопка в южных штатах США существовала только благодаря чернокожим невольникам, работавшим на плантациях. Быстрое развитие некоторых городов Европы и Америки - Ливерпуля, Бристоля, Нанта, Нью-Йорка, Нового Орлеана, Рио-де-Жанейро и др. - было связано с их участием в работорговле.»
«Подобно машинам, кредиту и т.д. прямое рабство является основой буржуазной промышленности. Без рабства не было бы хлопка; без хлопка немыслима современная промышленность. Рабство придало ценность колониям, колонии создали мировую торговлю, мировая торговля есть необходимое условие крупной промышленности (Маркс К. Нищета философии //Соч. Т.4. С.135).» Основы сегодняшнего экономического могущества США были заложены во времена работорговли на костях сотен тысяч африканцев. Общее же число погибших в результате атлантической работорговли достигло 150 млн. человек (Абрамова С.Ю. Африка: четыре столетия работорговли. М.,1992. С.4, 246-248).

«Социалистическая индустриализация и добровольная коллективизация»

Сущность так называемой коллективизации состояла в насильственном лишении непосредственных производителей – крестьян их средств производства, в отнятии у них контроля за своим трудом и его результатами, в превращении их в наемных работников, труд которых создает машинную промышленность и богатство ее хозяев. Сходство этих процессов с описанной в «Капитале» эпохой первоначального накопления заметили уже современники. Так, лидер децистов - самой непримиримой к сталинизму большевистской оппозиционной группы – Тимофей Сапронов, писал в 1931г., будучи в ссылке:
С точки зрения исторического развития капитализма наш государственный капитализм не только не является высшей формой развития капитализма, а скорее его первичной формой, формой – в своеобразных условиях – первоначального капиталистического накопления, он является переходным от пролетарской революции к частному капитализму. Как в Англии (в 16-17вв.) мелкий производитель путем огораживания был лишен средств производства (см. “Капитал”, первый том), так и у нас так называемая “коллективизация” отделила мелкого производителя – крестьянина от его средств производства. Хотя если в Англии “овцы поели людей”, у нас бюрократические “колхозы” поели и овец, и крестьян” (Сапронов Т. Агония мелкобуржуазной диктатуры)..
Сапронов был известным старым большевиком. А вот что говорила делегатка Солдатского сельсовета (Шатиловский район, Центрально – черноземная область) грамотная крестьянка Федорцева: «…Нас в политкружке учили, что Троцкий предлагал усиленно строить тяжелую индустрию за счет мужика. Первоначальное накопление в капиталистических странах происходило за счет обездоленных крестьян, разоренных ремесленников, детей бедняков. А первоначальное накопление у нас происходит за счет миллионов честных трудящихся крестьян, их жен и детей, точь-в-точь по рецепту капиталистических акул, Троцкого и Сталина» (Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. Документы и материалы. Т.3, М., 2001. С. 313).
Проведение индустриализации, создание современной крупной промышленности требовало массового импорта промышленного оборудования, импорта, оплачивать который можно было только за счет экспорта сырья. Вначале казалось, что массовый импорт оборудования был облегчен начавшейся в 1929 г. в капиталистическом мире Великой депрессией, приведшей к резкому падению цен на него. Однако вскоре обнаружилось, что еще более резко упали цены на сельскохозяйственное сырье – главный в то время предмет экспорта из СССР. Это усилило эксплуатацию советского крестьянства – ведь чем дешевле стоило сырье, тем большее его количество нужно было экспортировать, чтобы обеспечить необходимый правящему классу СССР объем промышленного импорта. Именно в 1929 – 1932 гг. советский вывоз хлеба достиг наибольших размеров в довоенный период. Выручка от него составила 444,5 млн руб. в валюте. Именно эта принудительная ориентация на хлебный экспорт, под старым лозунгом царской России «недоедим, но вывезем» и стала главной причиной голода 1932-1933 гг., умертвившего, по разным подсчетам, от 5 до 7 млн человек.

Классовая война.

Крестьянство не было всего лишь несчастной жертвой, безвинно и безропотно претерпевавшей мучения. Оно сопротивлялось, и голод 1932 – 1933 гг. был результатом великой проигранной битвы крестьянства – его необъявленной всеобщей стачки 1932 г.
Начавшееся фактически всеобщее крестьянское восстание вынудило Сталина и его окружение замедлить в феврале-марте 1930г. темпы «коллективизации». Однако это было только временным отступлением. Новая волна наступления на крестьянство началась в сентябре 1930г. Она облегчалась тем обстоятельство, что в 1930г. из-за хороших погодных условий был выращен чрезвычайно хороший урожай, каковой можно было приписать достоинствам колхозного строя и требовать с крестьян и в дальнейшем подобного урожая. Загон единоличников в колхозы осуществлялся комбинацией прямого принуждения с непосильным налогообложением. В 1931г. в колхозах состояло уже в зерновых районах (Украина, Поволжье, Северный Кавказ) 78% крестьянских хозяйств, в целом по стране – более половины. Урожай 1931 г. был меньше, чем в 1930 г., несколько областей страны (Поволжье, Западная Сибирь, Башкирия, Казахстан) были поражены засухой. Однако доля хлебозаготовок, принудительных поставок зерна государству по сравнению со всем собранным урожаем выросла еще больше. Не выполняющих нормы хлебозаготовок ждала конфискация имущества по закону и – не так уж редко – публичная порка по решению местных властей.
Крестьяне не видели смысла работать. Как пишет историк В.В. Кондрашин, «им претило превращение в бесправные винтики, слепое подчинение новым хозяевам, требовавшим от них добросовестного труда при нищенской оплате» (В.В. Кондрашин. Голод 1932 – 1933 гг. в российской деревне. Пенза, 2003. С.105). Возможность общего крестьянского восстания исчезла в результате беспощадного террора, но у колхозников оставалось последнее оружие слабых – саботаж: они делают вид, что платят, а мы делаем вид, что работаем.
По разным оценкам, засеянная площадь в 1932 г. сократилась на 14 – 25% сравнительно с 1931 г. Кроме того, поля были засеяны меньшим количеством зерна на гектар, чем следовало по норме. В ряде случаев количество не досеянного зерна на гектар достигало 40%. Небывало долго шла посевная компания – при средней весенней посевной около недели в 1932г. на Северном Кавказе она длилась 35-40 дней. Крестьяне не видели смысла сеять зерно, которое все равно достанется не им. Не видели смысла они и в выпалке сорняков, результатом чего стала небывало высокая засоренность полей. Продолжалось крестьянское сопротивление и при уборке урожая, в результате чего было потеряно около половины урожая.
«Коллективизация» была классовой борьбой, в которой класс государственной буржуазии одержал верх над сопротивлением трудового крестьянства. Ответом государственной буржуазии на крестьянскую волынку стала конфискация всего продовольствия и экономическая блокада сел, не выполняющих планы хлебозаготовок. 29 декабря 1932 г. Политбюро ЦК КП(б)У приняло постановление:
«Если до сих пор районные работники не поняли, что первоочередность хлебозаготовок в колхозах, которые не выполняют свои обязательства перед государством, означает, что все наличное зерно в этих колхозах, в т.ч. так называемые семенные фонды, должно быть в первую очередь сдано в план хлебозаготовок…
ЦК КП(б)У предлагает относительно колхозов, которые не выполнили план хлебозаготовок, немедленно на протяжении 5-6 дней вывезти все наличные фонды, в том числе т.н. семенные, во исполнение плана хлебозаготовок». (Трагедия советской деревни. Коллективизация и раскулачивание. 1927-1939. Документы и материалы. Т.3, М., 2001. С.611).
Иными словами, у крестьян забиралось абсолютно все зерно.
На Украине и на Кубани села, обвиненные в «злостном саботаже» хлебозаготовок, заносились на «черную доску». Это означало: 1). Немедленное прекращение подвоза товаров, полное свертывание кооперативной и государственной торговли с вывозом из магазинов всех наличных товаров; 2). Полное запрещение всякой торговли как для колхозников, так и для единоличников; 3). Прекращение всякого рода кредитования и досрочное взыскание кредитов и других финансовых обязательств; 4). Проведение чистки колхозных, кооперативных и государственных аппаратов от «враждебных элементов»; 5). Изъятие органами ОГПУ организаторов саботажа хлебозаготовок. На Кубани, сверх того, Каганович подверг поголовному выселению на север жителей упорствовавших в отказе от хлебозаготовок станиц (Кондрашин В.В. Указ.соч., С.133).
Как происходило изъятие хлеба, можно видеть по нескольким примерам. В селе Новое Зубово Пензенской области уполномоченный по хлебозаготовкам Мазякин на вопрос крестьян о том, чем же теперь кормить детей, ответил: «Вам землю дали, вот землей и кормите» (Там же. С.146).
Шолохов в своем письме Сталину от 4 апреля 1933 г. рассказывает, что на Дону зимой за несдачу хлеба колхозников выселяли из домов. «Было официально и строжайше воспрещено остальным колхозникам пускать в свои дома ночевать или греться выселенных… Население было предупреждено: кто пустит выселенную семью – будет сам выселен с семьей. И выселяли только за то, что какой-нибудь колхозник, тронутый ревом замерзших детишек, пускал своего выселенного соседа погреться. 1090 семей при 20-градусном морозе изо дня в день жили на улице… Представители сельских советов и секретари ячеек посылали по улицам патрули, которые шарили по сараям и выгоняли семьи выкинутых из домов колхозников на улицы. Я видел такое, что нельзя забыть до смерти: в хуторе Волоховском Лебяжевского колхоза, ночью, на лютом ветру, на морозе, даже когда собаки прячутся от холода, семьи выкинутых из домов жгли на проулках костры и сидели около огня. Детей заворачивали в лохмотья и клали на оттаявшую от огня землю. Сплошной детский крик стоял над проулками. Да разве можно так издеваться над людьми?» (Там же. С. 136).
Сталин ответил Шолохову 6 мая:
«уважаемые хлеборобы Вашего района (и не только Вашего района) проводили «итальянку», саботаж и не прочь были оставить рабочих, Красную Армию [а на самом деле государственную буржуазию, распоряжавшуюся отнятым у крестьян зерном – ИСПРК.] без хлеба. Тот факт, что саботаж был тихий и внешне безобидный (бес крови) – этот факт не меняет и того, что уважаемые хлеборобы по сути дела вели тихую войну с Советской властью. Войну на измор, дорогой тов. Шолохов…» (Там же. С.235).

«Сейчас Советской власти нет…»

Современники лучше понимали классовую подоплеку происходящих событий, чем понимают ее поверхностные историки, усматривающие в «коллективизации» и вызванном ею голоде следствие всего лишь бескорыстной злобности Сталина. Те, кто в 17 – 21 гг. воевал за власть Советов, понимали, что Советской власти давно уже нет: «Сейчас Советской власти нет, разве диктует советская власть у мужика выгребать весь хлеб до последнего зерна, отбирать последнюю скотину и домашность. Теперь власть коммунистов, и нет более нигде такой власти, как у нас, которая отбирала бы хлеб, деньги, кожу, шерсть, птицу и овощи за самую низкую цену» (Трагедия советской деревни. М. 2001, Т.2. с.758), «Никто не поверит, что правит Советская власть. Если бы управляла Советская власть, то она не отправляла бы [за границу] весь хлеб и не оставляла бы без хлеба малолеток – детей». (Там же. Т.3. С.664)
В июне 1933 г. на пленуме Нижне-Волжского крайкома ВКП(б) один из местных партийных начальников, Лукоянов, сказал: «Хлебозаготовки являются тем рычагом, при помощи которого мы добиваемся социалистического перевоспитания колхозника. Мы его приучаем по-иному мыслить, мыслить не как собственника хлеба, а мыслить как участника социалистического соревнования, дисциплинированно относящегося к своим обязанностям перед пролетарским государством. Хлебозаготовки являются той нашей работой, которой мы учитываем колхозника…, укладываем крестьянина в русло пролетарской дисциплины» (Кондрашин В.В. Указ.соч. С.149).
Высказывание Лукоянова является исключительно верным – нужно только перевести его на адекватный язык. Пролетарская дисциплина, по прямому смыслу этих слов, это дисциплина наемного раба капитала, укладывание крестьянина в русло такой дисциплины – это подчинение его капиталу.
Лишенные хлеба крестьяне бежали из голодных районов в более благополучные. Благополучие это объяснялось не природными, а социальными причинами. Плодородную Украину обложили куда большими хлебозаготовками, чем скудную Белоруссию, в итоге последняя не была раздавлена голодом и стала местом, куда бежали украинские крестьяне, так что белорусские рабочие недоумевали, когда же раньше было, чтобы Белоруссия Украину кормила. Подобное массовое бегство дезорганизовало власть советского правящего класса и вредило его пропаганде, поэтому ответом на него стала блокада голодающих в их районах, обрекавшая их на голодную смерть.
22 января 1933 г. Сталин лично пишет директиву ЦК ВКП(б) и СНК СССР:
«Ростов-Дон, Харьков, Воронеж, Смоленск, Минск, Сталинград, Самара
До ЦК ВКП и Совнаркома дошли сведения, что на Кубани и Украине начался массовый выезд крестьян «за хлебом» в ЦЧО, на Волгу, Московскую обл., Западную обл., Белоруссию. ЦК ВКП и Совнарком СССР не сомневаются, что этот выезд крестьян, как и выезд из Украины, в прошлом году, организован врагами Советской власти, эсерами и агентами Польши с целью агитации «через крестьян» в северных районах СССР против колхозов и вообще против Советской власти. В прошлом году партийные, советские и чекистские органы Украины прозевали эту контрреволюционную затею врагов Советской власти. В этом году не может быть допущено повторение прошлогодней ошибки.
1. ЦК ВКП и Совнарком СССР предписывают крайкому, крайисполкому и ПП (полномочному представителю) ОГПУ Северного Кавказа не допускать массовый выезд крестьян из Северного Кавказа в другие края и въезд в пределы края из Украины.
2. ЦК ВКП и Совнарком предписывают ЦК КП(б)У, Укрсовнаркому, Балицкому (полпред ОГПУ по Украине – ред.) и Реденсу (заместитель Балицкого - ред.) не допускать массовый выезд крестьян из Украины в другие края и въезд на Украину из Северного Кавказа.
3. ЦК ВКП и Совнарком предписывают ПП ОГПУ Московской обл., ЦЧО, Западной обл., Белоруссии, Нижней Волги и Средней Волги арестовывать пробравшихся на север «крестьян» Украины и Северного Кавказа и после того, как будут отобраны контрреволюционные элементы, водворять остальных в места их жительства.
4. ЦК ВКП и Совнарком предписывают ТО (транспортному отделу) ГПУ Прохорову дать соответствующее распоряжение по системе ТО ГПУ.»
(Трагедия советской деревни. М.,2001. Т.3. С.634-635).
23 января вышло постановление ЦК КП(б)У и СНК УССР: «Примите меры к прекращению продажи билетов за пределы Украины крестьянам, не имеющим удостоверений РИК о праве выезда или промышленных и строительных, государственных организаций о том, что они завербованы на те или иные работы за пределы Украины.» (Голод
1932-1933 років на Україні: очима істориків, мовою документів. К.,1990. С.342). К началу марта ОГПУ и милицией было задержано 219460 человек, из них 186588 возвращены обратно, остальные преданы суду и осуждены. Именно в это время была введена паспортная система, фактически прикреплявшая не получивших паспорта крестьян к месту работы в колхозе.
Если английское государство в XVI- XVIII вв. для того, чтобы привить дисциплину наемного труда своим подданным, использовало такие методы как битье кнутом, клеймение каленым железом и отправка в работные дома, то государственный капитализм в СССР для того чтобы “научить крестьян уму-разуму” использовал террор голодом. В докладной записке первого секретаря ЦК КП(б)У С.В. Косиора И.В. Сталину от 15 марта 1933 г. отмечалось: “Бегство из села несмотря на существующие преграды приняло значительные размеры. То, что голод не научил еще очень многих колхозников уму-разуму, показывает неудовлетворительная подготовка к посевной как раз в наиболее неблагополучных районах” (Там же. С.443).
Смертность от голода в сельских районах Украинской ССР весной 1933 г. стала массовой. Документы той эпохи и воспоминания очевидцев зафиксировали многочисленные случаи людоедства и трупоедства. Обезумевшие от голода люди резали и ели даже своих детей. По одной лишь Винницкой области факты людоедства были зарегистрированы в 51 селе. В середине 30-х только на строительстве Беломорканала работало 325 заключенных с Украины, осужденных за людоедство (250 женщин и 75 мужчин (Голод 1932-1933,1946-1947. Вінницька область. Документи і матеріали. Вінниця, 1998. С.49; Кульчицький С.В. Ціна ”великого перелому”. К.,1991. С.308-309,324,347).
Зато продолжался экспорт хлеба. В 1930 г. было вывезено 5,8 млн т зерна, в 1931 г. – до 4,8 млн т, в 1932 г. – 1,6 млн т, в 1933 г. – 1,8 млн т. Одного миллиона тонн зерна хватило бы, чтобы спасти от голода 5 млн. человек. То, что сталинский режим не хотел делать этого и желал использовать возникшую ситуацию для того, чтобы «научить крестьян уму-разуму», предотвратить в дальнейшем такие акции сопротивления, каким была всеобщая молчаливая «итальянка» 1932г. – это понятно. Вопрос в том, мог ли сталинский режим прекратить экспорт зерна за границу и сорвать тем самым все заключенные контракты и уж тем более мог ли он, как советуют ему современные наивные историки, закупить зерно за границей – мог ли он сделать все это, если решил играть по правилам мировой рыночной экономики?
Сталин не был сумасшедшим маньяком, морящим голодом миллионы людей из бескорыстной жестокости. В 1932-1933гг. он действовал как прагматичный председатель корпорации «ЗАО СССР», спасающий корпорацию от банкротства. Он был бы только рад, если бы умершие в 1932 – 1933 гг. 5 или 7 миллионов людей оставались бы жить и производить прибыль для этой корпорации. Но законы рыночной экономики были сильнее его пожеланий…
Ответить на вопрос, кто же виновен в смерти миллионов людей в Советском Союзе в 1933 г. мы можем одни словом – капитализм. Государственный капитализм, сложившийся в СССР при Сталине, вожде советской государственной буржуазии, официально называвшейся «номенклатура». Капитализм вообще, как система наемного рабства, постоянно требует человеческих жертвоприношений. Те, кто сегодня отрицает голодомор, защищают один из видов капитализма – государственный, сталинский. Те, кто кричит о преступлениях коммунизма – защищают другой вид капитализма – частновладельческий, западного типа. Как мы убедились, это близнецы-братья, которые так мило поделили мир в 1945. Спор о том, кто из них будет лучшим хозяином достоин лакеев и холопов, но никак не свободных людей.
Сталинисты правы, когда объясняют все зверства сталинских лет жестокостью классовой борьбы. Они умалчивают только, что их Сталин, их государство выступали в этой борьбе в качестве эксплуататоров, государственной буржуазии, настолько страшно сломавших хребет эксплуатируемым, что разогнуть его последние не могут до сих пор…
«Политическая власть в собственном смысле слова – это организованное насилие одного класса для подавления другого. Если пролетариат в борьбе против буржуазии непременно объединяется в класс, если путем революции он превращает себя в господствующий класс и в качестве господствующего класса силой упраздняет старые производственные отношения, то вместе с этими производственными отношениями он уничтожает условия существования классовой противоположности, уничтожает классы вообще, а тем самым и свое собственное существование как класса.
На место старого буржуазного общества с его классами и классовыми противоречиями приходит ассоциация, в которой свободное развитие каждого является условием свободного развития всех». (К.Маркс, Ф. Энгельс. Манифест Коммунистической партии»).

Андрей Здоров, Марлен Инсаров, Франциш Санченя.

Комментариев нет:

Отправить комментарий