суббота, 15 апреля 2017 г.

Лист представників української комуністичної організації при Московського комітеті РКП(б) до ЦК РКП(б) та особисто Леніна з аналізом та оцінкою полі- тики Комуністичної партії в Україні у 1919 р.




12 листопада 1919 р.
Центральному комитету Р.К.П./б/.


События последнего месяца, перелом на Южном фронте, широкое повстанческое движение на Украине – все это делает очевидным, что вопрос о восстановлении Советской Власти на Украине является вопросом весьма непродолжительного времени. Поэтом будет вполне своевременной постановка на обсуждение Ц.К. Украинского вопроса во всей его широте и сложности. Характер революционных движений на Украине имеет много своеобразного / о чем будет подробно изложено ниже/.

Подходить к Украинским событиям, к Украинскому повстанчеству, к национальным отношениям с готовыми шаблонами, взятыми из Великороссии, было бы грубейшей ошибкой. Мы, к сожалению, видели на Украине именно это. И такому недостаточно серьезному отношению к специфическим особенностям Украины мы значительным образом обязаны провалом революции на Украине. В дальнейшем изложении мы попытаемся дать беглый очерк революции на Украине, осветивши ее с точки зрения того меньшинства украинских коммунистов, которые еще на Украине пытались выступить с критикой политики партии и предсказывали ее неизбежный крах. К сожалению, мы оказались правы. Теперь наше меньшинство сильно увеличилось количественно, оно силилось и качественно, так как довольно неопределенные домогания нами весны и лета 1919 года сменились достаточно определенной программой. Силою обстоятельств небольшая часть оппозиции оказалась в Москве. Но мы можем твердо утверждать, что мы не одиноки. Теперь встает вопрос о том, кто собственно большинство, а кто меньшинство в среде украинских коммунистов. Не предрешая этого вопроса, предоставляя разрешить его ближайшему партийному съезду, мы считаем теперь необходимым выступить с настоящим заявлением перед ЦК РКП, дабы вопрос получил более всестороннее освещение и чтобы предостеречь РКП от неверных шагов в отношении Украины.
Начнем с общего очерка экономического и политического положения, в каком Украина вступила в Революцию. С некоторых пор в среде коммунистов стало своего рода «хорошим тоном» ругать все на Украине, как стране весьма отсталой экономически и сплошь кулацкой. Несомненно, что в отношении развития крупной промышленности Украине отстала не только от передовых капиталистических стран Европы, но и от Великороссии. Сравнительно развитая тяжелая индустрия занимает небольшой клочок украинской территории /Донецко-Криворож- ский бассейн/. Большие промышленные города имеются также почти исключительно в южном Приморском районе. Остальная часть территории, если не считать Северной части Черниговщины, не имеет совершенно крупнокапиталистических пред- приятий с высококвалифицированными постоянными рабочими. На всей остальной территории Украины господствует или земледелие в более или менее чистом виде /Полтавщина/, или земледелие и связанная с ним сельскохозяйственная промыш- ленность /Правобережье, т.е., губернии Киевская, Подольская и Волынская и часть Харьковщины/. Не упомянутые здесь местности представляют из себя более или менее пеструю смесь всех этих экономических форм.

Не останавливаясь в дальнейшем на описании промышленных районов и больших городов, как не представляющих ничего своеобразного, мы постараемся детально рассмотреть характер Украинского сельского хозяйства и связанной с ним сельскохо- зяйственной промышленности. Здесь мы находим много черт, весьма существенно отличающих положение вещей на Украине от такого в России.

Прежде всего, при беглом взгляде на Украину бросается в глаза два знаменательных факта: во-первых, почти точное совпадение района развития сельскохозяйственной /сахарной и винокурен- ной/ промышленности с этнографическими и историческими границами Украины, и, во-вторых, то, что громадное большинство переселенцев, следовавших из Европейской России в Азию, давали Губернии Украинские, как густо населенное Поднепровье, так и сравнительно богатый землею Юг. /Из русских губерний большое количество переселенцев давала только Тамбовская/. Второе обстоятельство как будто и не вяжется с представлением об Украине, как о стране, «где все обильем дышит» и сплошь кулацкой… Объяснение этих двух фактов мы находим в двух основных причинах: во-первых, в сравнительно более густом населении Украины, и, во-вторых, в характере Украинского землевладения. Дело в том, что Украина почти не знала Общины и потому дифференциация внутри деревни пошла гораздо дальше, чем в России, где эта дифференциация была связана общиной и иными пережитками докапиталистических отношений. Подольская, Волынская и Киевская губернии общины почти не знали. Полтавская и Черниговская знают ее весьма мало. Сравнительно большое количество общинников имеется в Харьковской, Екатеринославской, Херсонской и Таврической губ., но и там община весьма быстро распадается, значительно опережая в этом смысле Россию. И так, огромное большинство Украинского крестьянства издавна владело землей на правах частной собственности. В результате этого капитализация крестьянского земледелия сделала на Украине большие спехи. Что же касается крупного землевладения, то оно так же, не в пример Русскому, приняло в значительной своей части чисто капиталистический характер, что объясняется как природными благоприятными условиями, так и наличием большого количества свободных рабочих рук, не находящим применения в промышленности. Не имея возможности в настоящем заявлении вдаваться в подробные статистические изыскания, мы только констатируем, что среди украинского крестьянства есть весьма высокий процент сельского пролетариата и полупролетариата /понимая под последним тех крестьян, которые не в состоянии прокормиться со своей земли, и вынуждены зарабатывать на стороне/. Так, например, в Подольской Губернии менее 5 десятин на хозяйство имеют 78,5% всех хозяйств, На Полтавщине – 56,1, На Киевщине – 54,2, до 7 десятин на хозяйство имеют: Подольская – 93,1, Полтавская – 78, Киевская – 74,9, Черниговская – 62,5, Харьковская – 58,1, Волынь – 54,1. И только три губернии /Таврическая, Екатеринославская и Херсонская/ имеют таких хозяйств меньше половины. Напоминаем, что эти три губернии являются районом наивысшего процента городского населения /Таврическая – 22,9%, Херсонская – 29,9%, Екатеринославская – 14,9%/. Если к этом прибавить, что на Украине земледелие составляет почти исключительное занятие населения, что посторонние заработки весьма ограничены и носят часто сезонный характер /сахарная промышленность/ - то станет ясным, что трактовка Украины как страны сплошь «кулацкой» является совершенно несерьезной и вовсе не приходится удивляться тому, что «благодатная» Украина дает главную массу переселенцев в не столь «благодатную» Сибирь. Таким образом мы видим, что на Украине имеется весьма солидное количество бедноты, которая по своей социальной природе не может мириться с господством капитала и является весьма чуткой в отношении усвоения идей коммунизма.

Большую роль в этом отношении, аналогичную роли «фабричного котла», играли не только такие предприятия как сахарные заводы, но и большие капиталистически поставленные имения, где работали сотни и тысячи рабочих как из числа местных крестьян, так и дальних, приезжих, известных под именем «Заробітчан”. Такие проявления массовой организованной борьбы сельскохозяйственных рабочих за улучшение своего положения, как стачки, были на Украине явлением довольно обычным. Таковы, в основных чертах, особенности экономической структуры Украины, по сравнению с Великороссией. Но кроме этих особенностей, имеются и факторы историко-политического характера, придающие революционным выступлениям Украинских масс известные специфические черты. Во-первых, это вопрос национальный. Украина, как часть Российской Империи, до последнего времени жила в условиях абсолютизма. Только настоящая революция впервые призвала к политической жизни широкие народные массы, в том числе и крестьянство. Это – отличительная черта буржуазных революций, период которых для Европы приходится на 1789-1871 год. И как все революции того периода, так и настоящая Русская революция, вызвала к жизни широкие, массовые национальные движения угнетенных наций. Это является для передовых стран Европы анахронизмом, в Европе национальные движения в значительной части потеряли свой прежний массовый характер. Парламентаризм втянул давно уже в политическую борьбу широкие народные массы. Развитие капитализма и условие жизни в национальных государствах отодвинули национальный вопрос на задний план. На первый план выступила ничем не прикрытая классовая борьба, борьба между пролетариатом и буржуазией. На Востоке Европы эти движения запоздали и смогли выявится только теперь.

Истории угодно было задержать у нас политические формы добуржуазного развития до нарождения современного финансового капитализма. Это сильно отражается на России. В сто крат сильнее отражается это на Украине. Вторым политически-бытовым фактором, так же играющем роль на Украине, но в то же время совершенно неоцениваемым, является историческое прошлое Украины. Обычно привыкли думать, что Украина совершенно забыла свою историю, что ее собственная история закончилась очень-очень давно, и что Украинский крестьянин ничем не отличается от крестьянина русского. Фактически это совершенно не так. Напомним некоторые факты. Последнее массовое повстанческое движение на Украине происходило всего лишь около ста пятидесяти лет тому назад, в царствование Екатерины ІІ /восстание Гонты и Зализняка/, и еще в половине минувшего столетия Шевченко описывал его в своих «Гайдамаках» не по книжным источникам, а по рассказам своего деда, который лично знал его участников. Если вспомнить, что это восстание не было единичным, а было последним актом в борьбе Украинского крестьянства против польских панов, которая велась непрерывно более четырех столетий, то, конечно, нельзя допустить, чтобы такое прошлое не оставило следа в психологии украинского крестьянина, тем более, что условия его жизни с тех пор не претерпели никаких особо резких изменений. С мыслью о восстании, как об нормальном и обычном способе отстаивать свои права, с мыслью о защите своих национальных и социальных прав оружием, он свыкся с детства. Таким образом, мы находим в эпоху финансового капитализма, в эпоху статочной (стачечной) борьбы в экономиях и на заводах, в эпоху краха капитализма, неизжитые традиции средневековья. Что бы лучше понять разницу между психологией украинского и русского крестьянства, напомним еще тот факт, что крепостное право на Украине просуществовало всего около 60 лет, да и то не охватывало всего крестьянского населения. Если бы вся эта бурная, и совсем еще свежая в памяти на- рода история, не оставила никаких заметных следов в психике украинского села, это было бы чудом, а мы, марксисты, в чудеса не верим.
Результатом этого исторического наследства является с одной стороны – сравнительно большая подвижность украинских крестьян, которые весьма легко хватаются за оружие, с другой стороны – крайнее обострение национального вопроса. Все это мы привели для того, чтобы показать всю сложность революционных движений на Украине. Если в Великороссии национальный вопрос практически не существует. Если в ней происходит борьба между русским рабочим и русской же буржуазией, если эта борьба закончилась в городе в Октябре 1919 года, а в деревню перенеслась только в 1918 году осенью /по авторитетному заявлению т.Ленина/ и если этот год деревня ждала и сидела сравнительно тихо, то на Украине положение вещей в корне отлично. На Украине решающим моментом является настроение деревни. Центральная Рада, Гетман, Директория, Советская власть, как созданы, так и низвергнуты были не пролетариатом и буржуазией, а именно деревней. Несомненно, что пролетариат и буржуазия играли при этом крупную роль; им, часто, принадлежала инициатива/ как во время геройского восстания киевского пролетариата в Январе 1918 года, как при избрании гетмана/. Но последнее слово всегда принадлежало вооруженным крестьянским отрядам. Даже ставленник объединенной крупной буржуазии – Скоропадский – был избран на гетманство не непосредственно буржуазией, а съездом Украинского сельского кулачества – «хлеборобов-собственников». Если к этому прибавить, что города на Украине имеют в большинстве своем русско-еврейский характер, а деревня – чисто украинский, что борьба против помещиков сливается, в представлении крестьянина, с борьбой против русских и поляков, что борьба с лавочником и ростовщиком сливается с борьбой с еврейством, что чиновник, полицейский, «пан» - ассоциируется так же с русским и поляком – то станет вполне понятной вся сложность и запутанность классовой и национальной борьбы на Украине. Насколько подчас своеобразные и запутанные бывают положения показывает такой случай: при подавлении одного из восстаний в Киевском уезде, против восставших почти безземельных, крайне пролетаризированных волостей /Трипольская, Стайковская, Черняховская, Обуховская/, действовали с двух сторон две силы: со стороны Киева – Красная армия, а с противоположной стороны – дружины, организованные кулаками Кагарлыкской волости, самой богатой и подлинно кулацкой волости Киевского уезда. / Об этом факте один из авторов настоящей записки докладывал в свое время Киевскому губпаркому/. Отделаться в этом случае заученной фразой о «кулацких бунтах» как будто неудобно. Вопрос требует более детального анализа. Но анализа этого мы до сих пор не видели. А такие случаев не одни. Каждый день приносил нам десятки подобных случаев.

Не вдаваясь в подробную критику политики Советской власти на Украине, так как такая критика требует более места и времени, чем-то, каким располагают в настоящее время авторы записки, мы ограничимся тем, что наметим основные положения как нашей критики официального курса К.П.У., так и нашей положительной программы.

1.Основным недостатком в политике КПУ было отсутствие руководящего центра, который был бы органически связан с революционными массами Украины и мог бы дать ответ на всякий вопрос, выдвигаемый жизнью. Существовавший центр не мог справиться с этой задачей не благодаря своему личному составу, а благодаря своей полной оторванности от Украинской революционной стихии. Он рассматривал все с точки зрения русского центра, совершенно упуская из виду, что ход революции на Украине и в России сложился далеко не одинаково, что Украина не могла воспринять к готовом виде тех форм жизни, которые были выработаны в России за полтора года Советского строительства, протекающего при условиях совершенно отличных от Украинских. Основные вопросы Украинской жизни, зачастую совершенно не знакомые революционной России, не получили должного освещения. Основной тенденцией было простое механическое распространение законов, действовавших на терри- тории РСФСР, на территорию Украины.

2.Через всю политику КПУ красной нитью проходит крайне недоверчивое отношение к украинским коммунистическим группам и ориентация на группы хоть и не коммунистические, но не зараженные «Сепаратизмом», подчас совершенно не имеющие реальной силы, своего рода мнимые величины» вроде меньшевиков и левых эсеров. Как наиболее яркий пример можно привести директивы, какие давались Орг. Бюро Ц.К.К.П.У отправляемым на Украину товарищам, о полном игнорировании боротьбистов / хотя они имеют под своим влиянием очень большое количество повстанцев/ и всяческое покровительство левым эсерам, которые ничем себя на Украине не проявили, а по своей идеологии являются нам совершенно чужими и враждебными. Также знаменателен и отказ от принятия в партию боротьбистов и принятия комфарбанда, возглавляемого исконными соглашателями. Вообще можно установить, как правило, что партия не имела никакого влияния в деревне, чисто украинской по своему составу, ничего не делала для привлечения беднейших элементов ее на свою сторону, но зато охотно принимала в свой состав мещанские элементы из среды русских и еврейских ремесленников, настроенных более или менее русофильски. Влияние этих мещанских элементов в партии весьма губительно.

3.Априорная оценка Украины, как страны кулацкой, не способной на самостоятельное революционное творчество, порождало политику, которую нельзя квалифицировать иначе, как только колониальной. Украина рассматривалась исключительно как объект для выкачивания материальных ресурсов, причем совершенно игнорировались интересы классовой борьбы на Украине. Шли по линии наименьшего сопротивления. Круговая порука при смирении восстаний /см. Постановление Сов. Обороны/, декрет об урожае, по которому половинщики – элемент сравнительно состоятельный – должны были отдать государству 1/5 или 1/10 урожая, а сельская беднота должна была убрать хлеба помещичьего засева за деньги, /на которые нельзя было ничего купить/, и ничего не получала натурой - все это явления характерные. Взять, что успеешь и что легче взять /помещичий хлеб/, все мешающее устранить силою, а что выйдет – не все ли равно? Страна то все равно кулацкая. Результатом такой политики были крестьянские восстания, которые происходили зачастую в наиболее пролетаризированных уездах /например, Трипольский район Киевского уезда, Звенигородский, Таращанский, Уманский уезды Киевской губернии/. Жизнь показал, что такая политика была подрубливанием того сука, на котором сидишь. Украина сейчас находится накануне нового революционного подъема. Вопрос о том, какой тактики держаться в дальнейшем, перестает быть вопросом теоретическим и приобретает большую злободневность. И мы утверждаем, что продолжение нашей прежней тактики неизбежно приведет к прежним же результатам, т.е. к восстанию и новому краху. Теоретически мыслимы два пути: или украинский пролетарий и смежные с ними группы крестьянства сделают революцию и создадут советскую власть, причем Красная Армия Рос. Сов. Респ. технически им в этом отношении поможет, – или Украина окажется бессильной в этом отношении, контрреволюционные элементы окажутся сильнее революционных и изгнание Деникина будет проведено исключительно силами Российской Сов. Респ. Во втором случае, если бы на Украине революционных движений не наблюдалось, если бы была угроза обращения Украины в новый Дон, тогда бы конечно было бы разумно и правильно идти на нее войной, чтобы обезопасить себя от новой контрреволюционной соседки, и получить что можно из продовольствия, угля и пр., столь необходимых для Сов. Рос. Но ясно, конечно, для каждого, что силой брать хлеб – задача не из легких, особенно при поголовном вооружении его владельцев-крестьян. И если представляется надежда обойтись без таких способов хозяйничанья, получить тот же хлеб, сало, сравнительно добровольно, то неизмеримее выгоднее, как для Сов. России, так и для мировой революции, идти вторым путем. А события, происходящие теперь на Украине, говорят о том, что на Украине Деникину не удержаться, что революционные силы Украины бушуют. Газеты ежедневно приносят новые данные об успехах повстанцев. Повстанцы поголовно идут под лозунгом Сов. Власти. Насколько крепка на Украине идея советской власти показывает тот факт, что даже восстававшие против существовавшей тогда Советской власти крестьяне шли под лозунгом «Спасай Советскую власть!».

Итак, оценивая настоящее положение вещей на Украине как канун революционного взрыва, считая, что на Украине есть достаточно сил, готовых активно бороться за Советскую власть и идти за коммунистической партией, мы намечаем следующие основные положения политики нашей партии.

1. Первой задачей коммунистов на Украине является организация пролетарских масс города и деревни в единю коммунистическую партию. Со своим Украинским центром, который был бы органически связан с революционными массами и имел бы, благодаря этому, возможность как следует ориентироваться в специфических условиях революционной борьбы на Украине. Особое внимание должно быть обращено при этом на завязывание прочных связей с пролетарскими элементами деревни, являющимися благодаря своей численности и активности, /не ступающей активности рабочих, а иногда даже превосходящих ее. Особенно в первый, разрушающий период революционной борьбы/ главным фактором революции на Украине. /Это ни в коем случае не исключает того положения, что главная организующая роль в коммунистической революции принадлежит городскому индустриальному пролетариату/. Как практический шаг по этому пути мы выставляем необходимость слияния двух существующих уже на Украине коммунистических партий – КП/большевиков/У и УКП/боротьбистов/. Это тем более необходимо, что боротьбисты, не имея с нами каких бы то ни было идеологических расхождений, имеют довольно прочею опор в крестьянских массах и играют весьма крупную роль в том повстанческом движении, которое широкой волной разлилось по Украине.

2. В борьбе за восстановление Советской власти на Украине руководящая роль непременно должна принадлежать не Московскому центру, а Центру Украинскому, тесно связанному со стихийным революционным движением Украинских низов. В противном случае эта борьба, безусловно, будет истолкована как «красный империализм» Москвы / что мы же видели на практике/ и многие элементы, которые могут и хотят идти рука об руку с коммунистами, будут отброшены в стан контрреволюции. Конечно, это все не исключает возможности и необходимости фронтального наступления на Украину Красной Армии. Но это наступление должно иметь характер военно-технической помощи украинской революции. Политическое же руководство должно быть обязательно в руках центра, выдвинутого Украинской революционной стихией.

3. В целях пресечения контрреволюционной агитации украинских националистов, весьма успешно спекулирующих на националистических настроениях крестьянства, должно быть декларировано и осуществлено право Украинского революционного пролетариата и крестьянства на самостоятельное революционное творчество, на создание самостоятельного дееспособного государственного аппарата. Стоя принципиально за наиболее тесное объединение всех Сов. Республик, в первую очередь Украинской и Российской, мы в то же время считаем, что путем к действительному, прочному единению не есть продолжение и насильственное поддержание старых отношений, созданных еще самодержавной Российской Империей. Мы обязательно должны до конца сломать старую инерцию, старые связи, и без того сильно надломленные событиями последних двух лет. На их место должно быть поставлено нечто новое, рожденное революцией. Практически мы мыслим формы объединения, как федерацию на началах равенства, всех Советских Республик. А пока таких республик практически есть только две – как соглашение двух революционных центров. Мы твердо вверены, что таким путем мы скорее и вернее придем к единству, чем путем вооруженной борьбы со всякими проявлениями национального сепаратизма, которая только задерживает классовую дифференциацию внутри наций. В заключение мы считаем необходимым довести до сведения ЦК РКП о том тяжелом положении, какое создалось в КПУ благодаря крупным расхождениям внутри партии по затронутым вопросам. Из того небольшого сравнительно числа Украинских коммунистов, какие есть сейчас в Москве, весьма большой процент находит для себя невозможной работу по директивам Орг. Бюро Ц.К.К.П.У. По вполне точным данным, имеющимся в нас, такое же настроение наблюдалось и в Киеве, и в Полтаве и в других городах Украины. Были случаи перехода отдельных членов и целых организаций к боротьбистам. Все это, в связи с новым революционным подъемом на Украине, делает затронутые вопросы весьма важными и не терпящими отлагательств и замалчивания. Политика лавирования, какая имела место на Украине, себя изжила. Мы обращаемся к ЦК РКП с настойчивым предложением без всякого отлагательства поставить на обсуждение Украинский вопрос, использовать все имеющиеся по этому вопросу материалы, пересмотреть всю работу партии на Украине за время господства там Сов. Власти и выработать новую, более соответствующую действительному положению вещей и более продуманную линию поведения относительно Украины. Революция не ждет.

12 ноября 1919 года. Москва

/подписи/

П.Попов,
Ларик
А Зорин

 Президиум Украинской коммунистической организации при Московском Комитете России Комм. Партии /большевиков/ всецело присоединяется к настоящему заявлению, что подписью и печатью удостоверяет (печатка кругла з надписом Українська комуністична організація (і всередині) при Моск. Ком. Р.К.П. (большевиків)
Секретарь президиума /подпись неразборчивая/
 Подлинник подписали кроме имеющихся товарищей товари- щи В.Брунд и Столяренко, П.Попов.


ЦДАГО України. – Ф.57. - Оп.6. – Спр.15. – Арк.1-17. Фото- копія оригінального машинописного документу з оригінальними підписами та печаткою.

Опубліковано в додатках до монографії 

Єфіменко Г.Г. Взаємовідносини Кремля та радянської України: економічний аспект (1917-1919 рр.) - Київ: Інстититут історії України, 2008. - 230 с.

Комментариев нет:

Отправить комментарий