воскресенье, 26 июля 2015 г.

Василий Шахрай – народный секретарь по военным делам Украинской рабоче-крестьянской республики





Василию Шахраю не повезло в жизни дважды. Во-первых, он был украинцем, а по-украински слово «шахрай» означает мошенник, плут. Во-вторых, он был большевиком, и пытался доказать всем, и своему народу, и страшно сказать, самому Ленину, что слова не должны расходиться с делами, и если уж большевики провозгласили своим лозунгом право наций на самоопределение, то Советская Украина и Советская Россия должны быть равноправными сестрами, а Украинская Коммунистическая партия (большевиков) и Российская Коммунистическая партия (большевиков) должны быть равноправными секциями Коммунистического Интернационала. На самом деле Коммунистическая партия (большевиков) Украины была лишь областной организацией РКП(б), поэтому на призыв В.Шахрая к созданию отдельной Украинской Коммунистической партии (большевиков) ЦК КП(б)У ответил исключением его из партии. Хотя в сотрудничестве с националистами В.Шахрай не был замечен и даже погиб от рук деникинцев, его имя было приказано вычеркнуть из истории.

Характерный факт. К 70-летию Октября в 1987 г. в Киеве вышло объемное издание – энциклопедический справочник «Великий Октябрь и гражданская война на Украине», в работе над которым приняли участие более сотни историков и архивистов со всей республики. Там можно найти биографии многих руководящих деятелей КПСС сталинского и брежневского периодов, которые имели самое малейшее отношение к событиям в Украине в 1917-1920 гг. (А.А.Андреев, Г.К.Жуков, М.И.Калинин, А.Я. Пельше и др.), но биографию первого «военного министра» Советской Украины Василия Шахрая вы в этой книге не найдете. Его имя упоминается лишь в статье «Национал-уклонизм»: «Коммунисты Украины осудили, в частности, национал-уклонистские попытки ревизии основных положений ленинской национальной политики со стороны В.Шахрая. В своих публикациях (1918 – начало 1919 гг.) он допустил ряд националистических искажений национальной политики партии. В марте 1919 г. ЦК КП(б)У исключил В.Шахрая из партии»[1].

В феврале 1988 г., в разгар перестройки, на волне разоблачения «белых пятен» советской истории киевский профессор Юрий Гамрецкий опубликовал в газете «Радянська Україна» статью, посвященную одному из лидеров большевиков Украины в 1917 г., члену первого советского правительства Украины – Народного Секретариата – Василию Шахраю[2]. Реакция правящих кругов не заставила себя ждать.  30 марта 1988 г. Политбюро ЦК КПУ под председательством В.В.Щербицкого приняло специальное постановление, где данная статья была сурово осуждена как попытка реабилитации деятеля, «который занимал антиленинские позиции по национальному вопросу, выступал против решений 1-го съезда Компартии Украины». Соответствующим органам поручалось принять меры к недопущению впредь подобных публикаций[3].

Лишь в 90-е годы, уже в независимой Украине в специальных исторических и политологических изданиях появилось несколько статей, посвященных В.Шахраю, вернулись из спецхранов библиотек в открытый доступ его работы. Одно время его имя пытались использовать как идеолога украинской государственности, но очень скоро официальная наука поняла несостоятельность этих попыток и нашла себе более соответствующих этим целям героев – М.Грушевского, С.Петлюру, Д.Донцова и т.д.

Кто же такой Василий Шахрай? Чтобы ответить на этот вопрос, мы изучили документы, собранные в архиве бывшего Института истории партии при ЦК КПУ – филиала Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС, ныне это Центральный государственный архив общественных объединений Украины. В начале 60-х годов вдова В.Шахрая Оксана Ивановна Шахрай обратилась в ЦК КПУ с просьбой о партийной реабилитации своего покойного мужа. Секретариат ЦК КПУ поручил Институту истории партии собрать документы о его деятельности и подготовить заключение по этому вопросу. Заключение Института было негативными, в реабилитации В.Шахрая ЦК КПУ отказал, но документы в архиве хранятся до сих пор.


Так в свидетельстве о зачислении в запас Шахрая Василия Матвеевича от 5 ноября 1909 г. на основаниии п.4 ст.80 Устава о воинской повинности указано звание его – учитель Березовского 4-классного городского училища Херсонской губернии, время рождения – 30 января 1888 г., сословие – «из казаков Харьковецкой волости, села Харьковец, Пирятинского уезда Полтавской губернии»[4]. Хотя родители В. Шахрая мало чем отличались от остальных крестьян Полтавщины, принятое в Российской империи сословное разделение напоминало им, что они – потомки украинских казаков ликвидированной когда-то державы Богдана Хмельницкого.

Там же в деле хранится и аттестат Феодосийского учительского института от 2 июня 1907 г., которым В. Шахрай «удостоен звания учителя городского училища». Помимо оценок, полученных на экзаменах за три года обучения, в аттестате указано: «Поименованный при этом Шахрай Василий обязан прослужить пять(5) лет в должности учителя по назначению учебного начальства за полученное им на казенный счет воспитание в Феодосийском учительском институте или возвратить институту затраченную на его содержание сумму 487 рублей 50 копеек»[5].

В учительском институте В.Шахрай познакомился и со своей будущей женой Оксаной. Вместе с ней они были членами подпольного кружка Партии социалистов-революционеров. Участником этого кружка была и будущая жена наркома по военным делам СССР К.Е.Ворошилова Екатерина Давидовна. Вместе с Оксаной Шахрай она отбывала ссылку в Онеге до 1910 г.[6] Дружба с ней видимо и помогла О.Шахрай выжить в Москве в суровые годы сталинского террора.

Самому Василию Шахраю удалось избежать тогда ареста. Отработав пять лет «по назначению учебного начальства», в 1913 г. он поступил в Петербургский институт высших коммерческих знаний, где тогда читал лекции известный переводчик Марксова «Капитала» М.И. Туган-Барановский. Паралельно с учебой В.Шахрай, у которого уже была годовалая дочь, подрабатывал учителем в 9-м городском училище Санкт-Петербурга. В том же 1913 г. В.Шахрай стал членом РСДРП (большевиков). Кстати сказать, распространенное в литературе мнение о его членстве в УСДРП ничем не обосновано.

Летом 1916 г. приказ о всеобщей мобилизации застал В.Шахрая в Харьковцах, откуда он был направлен в запасной батальон на три месяца для подготовке к отправке на фронт. Но вместо фронта Василий Шахрай попал в Виленское пехотное училище, эвакуированное в 1915 г. из Литвы в Полтаву. Видимо, военное начальство решило, что человека с «полученным за казенный счет воспитанием» не стоит гнать на убой как пушечное мясо, а лучше сделать из него офицера, нехватка которых на фронте также остро ощущалась. Четырехмесячнй курс обучения военным наукам В.Шахрай закончил в феврале 1917 г. и был произведен в первый и последний для него воинский чин прапорщика. Более того, временно его оставили в училище преподавателем[7].

Попасть в действующую армию потомку полтавских казаков помешала революция. В марте 1917 г. общее собрание юнкеров и преподавателей Виленского пехотного училища, осудив старорежимные порядки, постановило послать двух делегатов в Совет рабочих и солдатских депутатов: прапорщика Шахрая – социал-демократа и поручика Жуковского – социалиста-революционера[8].

18 апреля (1 мая по новому стилю) 1917 г. в Полтаве состоялся военный парад и шествие рабочих под красными заменами. Командовал парадом прапорщик В.Шахрай. 7 мая на заседании Совета рабочих и солдатских депутатов Шахрай выступил с предложением: поскольку царская полиция и жандармерия распущены, передать  всю охрану города в руки самих рабочих под руководством Исполкома Совета. «Тов. Шахрай находит, что рабочим должно быть выдано оружие, и они должны взять на себя охрану города и нести по очереди милиционную службу», писали «Известия Полтавского Совета рабочих и солдатских депутатов» от 18 мая 1917 г.[9]  Именно эту идею замены полиции и армии всеобщим вооружением народа отстаивал тогда и вождь большевиков В.И.Ленин в работах «О пролетарской милиции» и «Государство и революция»[10].

В июне 1917 г. В.Шахраю вновь довелось побывать в Петрограде в качестве делегата первого Всероссийского съезда Советов рабочих и солдатских депутатов, а в декабре его избирают делегатом от Полтавского Совета на первый Всеукраинский съезд Советов в Киеве. Этот съезд Советов был созван 4 декабря 1917 г. Оргбюро, созданным областным исполкомом Советов Юго-Западного края. Несмотря на разосланные приглашения, большинство Советов Донецко-Криворожской области и Юга Украины этот съезд проигнорировали. Тогда как Украинская Центральная Рада направила на него около 2000 своих сторонников, которые разгромили мандатную комиссию и заняли места делегатов[11].

Ситуацию осложнил «Манифест к украинскому народу с ультимативными требованиями к украинской Раде», принятый 4 декабря 1917 г. Советом Народных Комиссаров России, который грозил в случае непринятия этих требований в течение 48 часов открытой войной[12]. Лидер большевиков Украины в тот период Евгения Бош вспоминала: «Каково наше было удивление, огорчение и возмущение, когда Петлюра вдруг оглашает телеграмму Совета Народных Комиссаров об объявлении войны Украине. Тут стало ясно, что мы проиграли полностью и на съезде нам делать больше нечего. На призыв Петлюры зал ответил грозным: «Геть москалей с Украины!»»[13].

Именно в такой момент к собравшимся обратился Василий Шахрай. Приводим его выступление в переводе с украинского:

« – Товарищи и граждане! – говорит он, – Я еще раз отмечаю, что мы считаем этот съезд не съездом, а совещанием или лучше митингом (протесты). И перед этим совещанием я должен отметить позиции, которых придерживается наша фракция в деле ультиматума.

Этот ультиматум, по нашему мнению, является недоразумением, которое мы должны ликвидировать без пролития крови...»

Александр Юренко, процитировав одну эту фразу, утверждает, что вся речь  В.Шахрая показала лишь его личную позицию, а не позицию его партии[14]. Почитаем, что же дальше говорил сам В.Шахрай:

«Совет Народных Комиссаров в ультиматуме указал на признание Украинской Народной Республики. В этом документе на Украину или украинцев нападения нет. Дело обстоит иначе, чем здесь представляется.

…Во время этой пролетарской революции никто не может оставаться посредине. Каждый должен пристать или на сторону рабочих и крестьян, или к помещикам и капиталистам, интересы которых защищает Каледин на Дону. Пропуск Генеральным Секретариатом казачьих частей – это определенная помощь Каледину, не на словах, а на деле. Разоружение великорусских частей было горьким оскорблением для великорусских солдат и тем клином, который вбит нынче между украинской и неукраинской демократией. Это вина той политики, которую проводила Центральная Рада.

…Мы будем бороться с буржуазной политикой Центральной Рады за полный успех революции. Но этот ультиматум мы считаем недоразумением. Та часть российской социал-демократической партии большевиков, которая живет на Украине, приложит все усилия, чтобы это недоразумение закончилось миром. Между российской и украинской демократией не может быть вражды»[15].

 Если сравнить это выступление с обсуждением ультиматума на областном съезде большевиков, который состоялся 3-5 декабря 1917 г. в Киеве, то станет очевидно, что большинство участников партийного съезда думали так же как и В.Шахрай: хоть они и считали ультиматум несвоевременным и результатом плохой информированности в Петрограде, но в целом вину за этот конфликт возлагали именно на Центральную Раду. Хотя резолюция съезда большевиков и сам ультиматум оценивает позитивно: «Не украинскому народу, а притаившейся контрреволюции, скрывавшейся за Генеральным Секретариатом, объявлена война»[16].

Но здесь следует учесть, что выступая утром 5 декабря на съезде Советов, В.Шахрай не видел еще текста манифеста СНК, а объяснял позицию большевиков исходя из только что услышанного выступления С.Петлюры. «Пришлось нам экспромтом отбиваться от нападок наших противников, и от имени нашей фракции выступил Шахрай. Его энергичная речь, произнесенная на украинском языке, безусловно, произвела определенное впечатление», вспоминал большевик Г.Лапчинский[17].

Обсуждение же на областном партийном съезде состоялось очевидно вечером 5 декабря, когда большевики уже имели на руках текст манифеста СНК и могли с ним подробно ознакомиться  и выработать собственную позицию. Наконец, если взгляды В.Шахрая противоречили позиции большинства членов партии на Украине, то как могли его избрать в состав Главного Комитета РСДРП(б) – Социал-демократии Украины, как могли ему поручить выступать от имени фракции большевиков на съезде Советов в Киеве, а затем в Харькове?

Выступление В. Шахрая на заседании съезда 6 декабря 1917 г. говорит о том, что он откорректировал свою позицию в соответствии с решением областного партийного съезда:

«Все предыдущие ораторы, в том числе и генеральные секретари, были хорошими агитаторами за большевиков. Винниченко говорил: «Что мы должны делать, если Дону нравится Каледин?» А Мазуренко говорил, что на Дону меньшинство казаков, а большинство украинцев, которые желают присоединиться к Украине. Но Генеральный Секретариат вместо того, чтобы освобождать этих украинцев, делает соглашение с Калединым («Провокация!» - слышны крики. На несколько минут шум)

…Если я вчера говорил, что ультиматум является недоразумением, то после речей генеральных секретарей я говорю, что он был не совсем недоразумением, так как генеральные секретари братаются с Калединым!». («А ты с Вильгельмом!» - слышны крики. Шум. Свист…)»[18].

Несмотря на крики, шум и свист сторонников Центральной Рады большинство делегатов от Советов Украины, которые прибыли на съезд, поддержали призыв большевиков покинуть это сборище и перенесли свои заседания в Харьков. Там они объединились с делегатами 3-го областного съезда Советов Донецкого и Криворожского бассейнов и провели 11-12 декабря 1917 г. І съезд Советов Украины. Этот съезд провозгласил Украину республикой Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов и избрал всеукраинский орган диктатуры пролетариата – Центральный Исполнительный Комитет Советов Украины.

13 декабря 1917 г. под председательством В.Шахрая открылось первое заседание ЦИК Советов Украины. 17 декабря ЦИК сформировал первое украинское советское правительство – Народный Секретариат. Пост народного секретаря по военным делам достался Василию Шахраю, видимо как единственному из членов ЦИК, кто имел военное образование[19].

Интересны воспоминания организатора Червонного казачества Виталия Примакова о роли В.Шахрая в появлении на свет этого легендарного украинского формирования Красной Армии. Воспоминания или «Краткий очерк истории 1-го полка Червонного казачества» были написаны к первой годовщине его создания:

«В ночь на 27 декабря (имеется ввиду ночь с 27 на 28 декабря 1917 г. – А.З.) ст. ст. прошлого года по распоряжению народного секретаря Украинской рабоче-крестьянской республики т. Шахрая был разоружен 2-й украинский полк. Разоружение было произведено 3-м батальоном 2-го украинского полка, сагитированным мною и т. Шахраем и перешедшим на сторону Украинского рабоче-крестьянского правительства при помощи броневой машины, присланной главковерхом т. Антоновым.

На развалинах 2-го украинского полка был создан 1-й полк червонного казачества, в состав которого лег 3-й батальон 2-го украинского полка, пополнившийся хлынувшей волной добровольцев. Организация полка была поручена мне и моему теперешнему помощнику, атаману 2-го куреня т. Барону»[20].

Активное участие В.Шахрая в формировании Червонного казачества подтверждает и обращение народного секретариата по военным делам, изданное 31 декабря 1917 г.: «Мы твердо решили организовать такой революционный отряд, который как один человек станет на борьбу с контрреволюцией на Дону и Украине, организовать полк Червонного казачества… Все, кто хочет бороться против буржуазии и контрреволюции, кто чувствует себя вольным сыном вольного народа Украинской Народной Республики, - все записывайтесь в полки Червонного Казачества… Народный секретарь военных дел В.Шахрай. Комиссар по организации Червонного казачества В.Примаков»[21].

Самое интересное, что свой отклик это обращение нашло и в Одессе. 16 февраля 1918 г. ЦИК Советов солдатских, рабочих и крестьянских депутатов Румынского фронта, Черноморского флота и Одесской области (Румчерод) назначил организатором червонного казачества в области «т. Курганова», а 23 февраля 1918 г. в помещении Румчерода на Николаевском бульваре (ныне Приморский бульвар) открылся штаб Червонного казачества в Одессе[22]. Скорее всего «т. Курганов» из газетного сообщения – никто иной как член украинской секции при Одесском комитете РСДРП(б), командир 8-й сотни 3-го гайдамацкого куреня прапорщик Иван Курган[23].

Впрочем личное участие В. Шахрая в руководстве военным ведомством окончилось еще 30 декабря 1917 г., когда ЦИК Советов Украины избрал его вместе с Е. Медведевым и В. Затонским делегатами на Брестскую мирную конференцию для переговоров с Германией и Австро-Венгрией об окончании войны[24]. Временно исполняющим обязанности народного секретаря по военным делам был назначен Юрий Коцюбинский.

Биография Василия Шахрая, как и история украинской революции 1917-1920 гг. в целом, ждет своих новых исследователей и готовит им неожиданные открытия. Но и сейчас можно сказать, что расстрелянный белогвардейцами в декабре 1919 г. украинский коммунист Василий Шахрай непременно должен остаться в памяти украинского трудового народа и всех кто будет продолжать его дело борьбы за светлое будущее человечества.

Андрей Здоров

Примечания.




[1] Великий Жовтень і громадянська війна на Україні. Енциклопедичний довідник. – К., 1987. – С.364.
[2] Гамрецький Ю. «Як люблять рідну матір...» // Радянська Україна. – 1988. – 27 лютого.
[3] Юренко О. Василь Шахрай: «Пливти проти течії» // Політологічні читання. – К., Едмонтон, 1993. -  № 3. – С.121.
[4] Центральний державний архів громадських обєднань  України. Ф.39. Оп.4. Спр.231. Арк.7.
[5] Там само. Арк.12.
[6] Там само. Арк.171.
[7] Там само. Арк. 179.
[8] Там само. Арк. 181.
[9] Там само. Арк. 25, 35.
[10] Ленин В.И. Полное собрание сочинений. – Т.31. – С.42, 146, 165; Т.33. – С.100-114.
[11] Здоров А.А. Український Жовтень. – Одеса, 2007. – С.138-147.
[12] Ленин В.И. Полное собрание сочинений. – Т.35. – С.143-145.
[13] Бош Е.Б. Год борьбы. – К.,1990. – С.383.
[14] Юренко О.П. Василь Шахрай: сторінки життя й діяльності. Світогляд. Доля //Український історичний журнал. (Далі - УІЖ). – 1995. – № 1. – С.70.
[15] Первый Всеукраинский съезд Советов //Літопис революції (Далі – ЛР). – Харків,1928. - № 1.- С.274-275; Українська Центральна Рада. Документи і матеріали: у 2-х т. – К.,1996. – Т.1. – С.503.
[16] Областной съезд РСДРП(б) (Первое всеукраинское совещание большевиков). Протоколы //Летопись революции. - 1926. - № 5. - С.83-85,88.
[17] Лапчинський Г. З перших днів Всеукраїнської Радянської влади //ЛР. - 1927. - № 5-6. - С.63.
[18] Українська Центральна Рада. Документи і матеріали: у 2-х т. – Т.1. – С.507-508.
[19] Центральний державний архів вищих органів влади та управління України. Ф.1.Оп.1. Спр.2. Арк.1; Архіви України. – 1989. - № 2. – С.28, 32.
[20] Бюллетень Харьковского Совета рабочих депутатов. – 1919. – 9 января. Цит. по: Дубинский И.В. Примаков. – М.,1968. – С.132-133.
[21] Великая Октябрьская социалистическая революция на Украине. Сб. док. и мат. в 3-х т. – К., 1957. – Т.3. – С.47.
[22] Известия Одесского Совета. – 1918. – 24 февраля. Цит. по: Вінцковський Т., Джумига Є., Мисечко А. Українські мілітарні формування в Одесі  в добу Центральної Ради. – Одеса, 2010. – С.102.
[23] Солдатенко В.Ф. До оцінки організацій «українських більшовиків» //УІЖ. – 1989. – № 7. – С.53; Кривошеев А. Октябрь на Юге //Гражданская война. Материалы. – Т.2. – М.,1923. – С.105.
[24] Архіви України. – 1989. - № 2. – С.35.


Опубліковано:

НОВИК. Труды по военной истории. Сборник научных статей Научного Одесского военно-исторического клуба. – Вып.4. – Одесса, 2011. – С.190-197.

Комментариев нет:

Отправить комментарий