воскресенье, 25 января 2015 г.

Два империализма



Мы публикуем здесь статью российского марксиста Александра Желенина из группы "Манифест. Точка сборки". В отличие от массы так называемых левых и деятелей "коммунистических партий", автор совершенно четко выступает против российского империализма и призывает к его поражению в Украине, поскольку именно это поражение приблизит социальную революцию в самой России. Самое интересное, что автор при этом опирается, и весьма аргументированно, на позицию того самого В. И. Ленина, памятники которому снесла в Киеве и многих других городах Украины революционная волна Майдана. Думаем, что сам Ильич, живи он сегодня, с удовольствием и смехом крушил бы эти каменные идолы вместе с революционными массами.
Александр Желенин.
Два империализма.


  За последний год я несколько раз сталкивался с ситуацией, когда на предложение разного рода «левым» и полу-левым товарищам, для лучшего понимания действительно левой позиции по Украине обратиться к статье Ленина «Падение Порт-Артура», слышу один и тот же дружный ответ ― гробовое молчание.

   Ситуация выглядит по меньшей мере странно. Люди, для которых Ленин ― непререкаемый авторитет, гуру, идол, памятник, который нельзя трогать, эту часть его теоретического наследия (да, только ли эту?) старательно игнорируют. А зря, поскольку эта статья действительно важна для понимания собственно левой позиции не только по событиям внутри и вокруг Украины 2013-14 гг., но и по таким понятиям, как современный капитализм и империализм.

   Впрочем очевидно, что этим самым «левым» сейчас явно не до марксизма с ленинизмом, и уж тем более не до применения марксовой методологии на практике. Коли так, сделаем эту работу за них.

  Итак.

  Статья Ленина «Падение Порт-Артура» была написана в конце 1904 года, сразу после первой громкой победы японской армии в русско-японской войне ― взятия в декабре 1904-го мощной русской крепости Порт-Артур, располагавшейся в Корее.

  Ленин открыто выражает радость по поводу поражения Российской империи в этом сражении, которое стало прелюдией общего поражения николаевской России в этой войне.

  «Пролетариату есть чему радоваться. Катастрофа нашего злейшего врага означает не только приближение русской свободы. Она предвещает также новый революционный подъем европейского пролетариата», - пишет Ленин.

Спрашивается, почему в столкновении двух не просто капиталистических, но империалистических держав (и здесь Ленин не питал никаких иллюзий) он выбирает сторону Японии?

  «Прогрессивная, передовая Азия нанесла непоправимый удар отсталой и реакционной Европе», - пишет Ленин.

Как видим, выбор Ленина здесь - это выбор между прогрессом и реакцией. И это притом, что Ленин прекрасно отдавал себе отчет в том, что тогдашняя Япония была отнюдь не пучком одуванчиков, а вполне себе империалистическим государством.

   Тем не менее Ильичу близок взгляд на эту войну двух европейских социалистов того времени ― француза Жюля Геда и англичанина Генри Гайндмана.

Ленин: «Гед и Гайндман не защищали японской буржуазии и японского империализма, но в вопросе о столкновении двух буржуазных стран, они правильно отметили исторически прогрессивную роль одной из них» (курсив мной ― А.Ж.).

  То есть, прогресс для Ленина в данном случае олицетворяет бурно развивающаяся Япония, которая к началу русско-японской войны уже более тридцати лет шла по пути буржуазной демократии. Так называемая «реставрация Мэйдзи», которая на деле была буржуазно-демократической революцией, отменила пережитки феодализма в этой стране, провозгласила равноправие граждан, свободу торговли и промышленности, свободу прессы и разделение властей.

  Ничего подобного в тогдашней России еще не было. Самодержавную абсолютистскую Россию того времени, где за малейшее проявление свободы слова и собраний грозила тюрьма и каторга, Ленин справедливо считает более реакционной странной, чем Япония.

   В военном поражении реакционной России от более прогрессивной Японии есть, по его мнению, и собственный интерес социалистов: это поражение означает и «приближение русской свободы» и «предвещает также новый революционный подъем европейского пролетариата».

Как мы знаем, так и случилось. Во многом под влиянием поражений в русско-японской войне, в России вспыхнула первая русская революция 1905 года.

   Итак Япония того времени не была социалистической страной. Однако для любого европейского демократа или социалиста было очевидно и тогда, и сейчас: капитализм — это прогресс по сравнению с феодализмом; буржуазная демократия — прогресс в сравнении с обществом, где нет никакой демократии.

   Тем не менее, что же получается? В Японии того времени - буржуазный строй. Но ведь и в России, особенно в ее промышленности – тоже капитализм.

   Почему же Ленин не занял тогда позицию, которую занял десятью годами позже во время Первой мировой, позицию, которую выбирает сегодня определенная часть традиционных современных левых – от сталинистов до некоторых троцкистов - по Украине, и которую можно обозначить словами: «чума на оба ваши дома»? Или иными словами: мы и против японских капиталистов, и против российских, мы - за пролетариат.

   Да потому что Ленин понимает: есть буржуазия и буржуазия, есть капитализм и капитализм.

   Ленин: «Пролетариат враждебен всякой буржуазии и всяким проявлениям буржуазного строя, но эта враждебность не избавляет его от обязанности различения исторически прогрессивных и реакционных представителей буржуазии».


   Итак, точки над i расставлены.

Япония эпохи «реставрации Мэйдзи» по Ленину - «исторически прогрессивна», а феодально-буржуазная николаевская России – реакционна.

   Однако Ленин выступает на стороне относительно (по сравнению с тогдашней Россией) прогрессивной Японии не только по этой причине. Как великий тактик, он прекрасно осознает, что любой политический лозунг актуален не вообще, а только в контексте конкретных исторических событий.

   Чего совершенно не понимают или не в состоянии понять нынешние старые «левые» применительно к той же украинской революции 2013-14 гг.

Возьмем, к примеру, те же лозунги «федерализации» и «самоопределения наций», которыми путинская пропаганда размахивала почти весь 2014 год. Для любого вменяемого человека очевидно, что эти лозунги были лишь инструментами по развалу Украины в интересах крупного российского (фактически ставшего уже международным) капитала и его политических операторов, сидящих в Кремле, уничтожением демократических завоеваний славной украинской революции.

   Это утверждение легко доказывается тем, что в самой России федерализм существует только на бумаге. На деле же мы имеем здесь жесткую властную вертикаль по факту унитарного государства*. Не говоря уж о том, что, согласно закону, подписанному Путиным в мае 2014-го, как раз тогда, когда он во всю жонглировал лозунгами «федерализации Украины» и «права наций на самоопределение», одно лишь обсуждение последнего в самой РФ стало уголовно наказуемым деянием.

   Таким образом, мы видим, что означенные выше лозунги, взятые абстрактно, прогрессивны. Однако, в данный конкретный момент, в руках нынешнего российского режима, они стали инструментом реакции по уничтожению молодого демократического государства.

    К слову, ситуация отнюдь не уникальна в истории.

Та же абсолютистская Россия поддержала борьбу за независимость Соединенных Штатов в конце XVIII. Разница с сегодняшней ситуацией лишь в том, что тогда, самодержавная, не имевшая никаких представлений о демократии, свободе и правах человека Россия поддержала прогрессивное демократическое движение североамериканских штатов, исходя исключительно из стремления ослабить своего главного конкурента на европейской арене того времени – Великобританию, чьей колонией тогда и являлись эти штаты.

   Сегодня же, разжигая «федерализм» и «самоопределение» в регионах Украины, новый российский империализм занимается тем, чем занималась два века своей истории его предшественница и нравственный идеал его лидеров – Российская империя. А именно, стремится подавлять свободу и европейский выбор тех стран, которых она считает «сферой своего влияния».

    Однако вернемся к ленинской работе. В чем еще причина того, что Ленин в разгар русско-японской войны не провозглашает лозунг «чума на оба ваших империалистических дома», хотя он (лозунг), формально подходя, в тот момент вроде бы был не менее логичен, чем через 10 лет во время Первой мировой, когда Ильич взял его на вооружение?

   Штука в том, что в 1904-05 гг. этот лозунг означал бы отнюдь не перевод империалистической войны в гражданскую, то есть против классовых врагов социальной революции, как это было во время Первой мировой.

Во время русско-японской войны, учитывая слабость и малочисленность российского пролетариата, отсутствие у него революционного опыта, который появился как раз благодаря революции 1905 г., позиция «против всех империалистов» НА ДЕЛЕ, а не на словах, означала бы нейтралитет во внутренней политике по отношению к «нашему главному врагу» - русскому самодержавию.

   То есть, по факту это был бы такой «нейтралитет», в котором самодержавие в тот момент крайне нуждалось, и который на деле означал бы поддержку революционерами реакционного царского правительства, ведшего в тот момент колониальную империалистическую войну.

В том числе, и по этой причине Ленин в статье «Падение Порт-Артура» не встает в позу части нынешних социалистов. Он не только не поддерживает собственное правительство, но и не произносит «ультрареволюционное»: «чума на оба ваших дома», не заявляет, что японские трудящиеся должны объединиться с российскими трудящимися и дружно обрушиться на капиталистов двух стран. Почему?

   Ответ очевиден. На практике такие лозунги, в силу описанных выше причин, были бы тогда чистым утопизмом, по факту же ― подыгрыванием российскому империализму, игравшему в той войне тройную реакционную роль.

   Во-первых, напомню, Россия в тот момент представляла собой реакционнейшее государство ― абсолютную монархию без каких-либо даже намеков на политические свободы внутри страны.

  Во-вторых, со стороны николаевской России это была колониальная империалистическая война за захват и колонизацию северо-восточного Китая и Кореи.

  И в-третьих, с ее стороны это была война лидера и защитника интересов наиболее реакционной части европейского капитала того времени против освободительного движения, начинавшегося в Азии.

  «Возвращение Порт-Артура Японией есть удар, нанесенный всей реакционной Европе», - пишет Ленин.

Сегодня, также как и тогда, позиция: «чума на оба ваших дома», означает НА ДЕЛЕ благожелательный нейтралитет, или, как минимум, смягчение и без того почти незаметного давления российских левых на свое империалистическое правительство, которое ныне занимается не только привычным грабежом своего народа, но и осуществляет экспансию в отношении Украины.

   Причем есть все основания полагать, что одна из основных причин этой внешней экспансии была сугубо внутренней. Аннексия Крыма и попытка захвата Юго-Востока Украины отчасти были вызваны попыткой смягчить надвигавшийся на Россию уже в 2013 году экономический кризис. Отчасти та же роль (отвлекающего маневра) отводилась и войне против Грузии в августе 2008-го, когда мировой экономический кризис уже начался, а российский был на подходе.

   Таким образом, мы видим сегодня, что использование таких формально левых и прогрессивных лозунгов, как «чума на оба ваших империалистических дома», «федерализации Украины» и «самоопределения наций», не говоря уж о насквозь лживом кремлевском лозунге «защиты русских от киевской хунты», в очередной раз показывает, что любая политическая идея и лозунг прогрессивны или реакционны не сами по себе, а лишь в контексте конкретной исторической ситуации.

Да, абстрактно федерализм (конфедерализм) лучше унитаризма. Но всегда надо смотреть на то, что на деле стоит за теми или иными названиями и вывесками.

   Например, формально унитарная Швеция на деле гораздо более федеративная страна, чем современная Российская Федерация, а сторонники конфедерации на юге США в годы гражданской войны XIX века, были рабовладельцами и работорговцами, и соответственно буржуазно-демократические «федералы» Севера были гораздо более прогрессивней «конфедератов» юга.

   Точно также не путинской России, где и прежде зависимые от центральной власти выборные мэры городов сегодня в большинстве регионов заменены на назначаемых сити-менеджеров, а местное самоуправление давно превратилось в полное ничтожество, учить федерализму Украину, чья «унитарность» и раньше была во многом формальной. По факту Украина даже до событий последнего Майдана была федеративным государством, поскольку Крым был автономной республикой в ее составе.

   Но продолжим сравнение эпохи русско-японской войны с эпохой нынешней русско-украинской войны, используя ленинский анализ.

Зададимся еще одним вопросом. Почему «реставрация Мэйдзи», по результатам которой Япония все-таки осталась хоть и конституционной, но империей, для Ленина была прогрессом, притом, что эта «реставрация» была, по-сути, революцией сверху, которую проводила тогда часть японской элиты - нижний слой дворянства – самураи, и нарождающаяся буржуазия, а грандиозная, действительно народная революция Майдана 2013-2014-гг., которую подняли и в которой сражались самые широкие слои украинского среднего класса, к которым лишь позже присоединилась часть политической и экономической элиты Украины, почему эта революция для значительной части нынешних «левых» прогрессивной не является?

Не потому ли что сами они уже давно не являются ни левыми, ни прогрессивными?

    Сегодня для действительно левых и прогрессивных сил, и в России, и в Украине, и во всем мире, выбор между путинской Россией и постмайданной Украиной, между той же РФ и Евросоюзом, куда стремится Украина, это тоже выбор между реакцией и прогрессом (естественно, относительным, поскольку в политике и социальной жизни не бывает ничего абсолютного).

Япония и Украина

   Несомненно, все исторические параллели нуждаются в поправках на реалии сегодняшнего дня. Но сравним тогдашнюю Японию, которая, как было сказано, хоть и стремилась к стандартам буржуазной демократии во внутренней политике, во внешней была вполне империалистическим государством, с современной Украиной.

   Все признают, что в современной Украине развивается капитализм. Но даже у наиболее тупоумных «левых» адептов Путина язык не поворачивается назвать Украину империалистической державой.

Современная Украина до февраля 2014 года, то есть, до нападения на нее путинской России и аннексии Крыма, была практически демилитаризованной страной, сознательно отказавшейся от обладания ядерным оружием, не претендующая на какие-то свои особые «интересы» в мире.

   То есть, очевидно, что Украина не идет ни в какое сравнение с Японией образца 1904-1905 годов. Современная Украина гораздо прогрессивней, хотя бы даже по формальному признаку. Она является республикой, а не империей, как Япония начала XX века. Причем после победы Майдана, эта республика и на институтональном (демократизация Конституции), и на фактическом уровне стала гораздо демократичней не только Японии того времени, но и России, да и самой себя времен Януковича.

   Сегодня Украина, как известно, не просто президентско-парламентская республика. Это страна, где любое избранное лицо вынуждено считаться с народом, выходящим на площадь, это страна, где в течение последней четверти века выработалась майданная, по сути дела, вечевая культура, что даже важнее формально-правовых норм буржуазной демократии.

Сравним эту свободную страну с путинской сверхпрезидентская «республикой», которая все больше напоминает монархию, а по своей внешней политике все ближе не только к милитаристской Японии 30-х годов XX века, но и к фашисткой Италии, и нацистской Германии того же времени.

Украина и Россия: сравнение экономик

    Теперь посмотрим на экономическую основу современных России и Украины. Последняя более прогрессивна даже по структуре народного хозяйства. Не секрет, что базу экономики России составляет добыча и экспорт нефти и газа. Основа экономики Украины не добывающие, а перерабатывающие металлургическая и химическая промышленность.

Наличие и влияние крупного капитала (пресловутых «олигархов») на политику своих государств имеется в обеих странах. Но Украина стремится в Европу, которая недавно предприняла еще один важный шаг по пути социализации своей экономической системы. А именно ― запретила святая святых традиционного капитализма - тайну банковских вкладов.

Подчеркну - Украина стремится именно в такую, прогрессивную Европу.

А что в этой сфере в России? Нужно ли напоминать, что здесь тайна банковского вклада незыблема? Больше того. Рекомендую в этой связи вспомнить, чем закончилась шумная, и, как у нас обычно бывает, абсолютно пустая по сути, кампания против возможности хранения российских капиталов в оффшорах. Она закончилась заявлением Путина о том, что если деньги там хранятся «по закону», то можно и дальше там их хранить. Заметим, что они и раньше там хранились «по закону». Вопрос-то стоял в том, чтобы этот закон и эту практику изменить…

    Кто империалист

    Важнейшее отличие русско-японской войны начала XX века от нынешней российско-украинской войны состоит в том, что тогда в схватке за колонии сошлись два империалистических хищника. Сегодня мы имеем дело с нападением одной из крупнейших империалистических держав Земли на небольшое мирное внеблоковое государство, отказавшееся от ядерного оружия, имевшее накануне этого нападения армию, как минимум в десять раз меньшую по численности, чем армия империалистической России.

Правда, некоторые бывшие «левые» тот факт, что путинская Россия является не просто капиталистической, но империалистической страной упорно отрицают. Аргументов в защиту такой позиции, как и во многих других случаях последнего времени, они не приводят. «Не империалистическая» и точка.

    В этой связи стоит вспомнить ленинское определение империализма, которое Ильич дает в своей хрестоматийной работе «Империализм, как высшая стадия капитализма» и наложить его на современную Украину, Россию и ведущие государства Запада.

Напомню, что Ленин называет пять признаков империализма:

1) концентрация производства и капитала, монополизм;

2) слияние банковского капитала с промышленным, образование финансовой олигархии;

3) вывоз капитала в отличие от вывоза товаров приобретает особо важно значение;

4) образование монополистических союзов капиталистов, делящих мир (то есть, говоря современным языком, транснациональных корпораций – А.Ж.);

5) закончен территориальный раздел земли крупнейшими капиталистическими державами.

    Заметим, что Ленин пишет, что «если бы необходимо было дать как можно более короткое определение империализма, то следовало бы сказать, что империализм есть монополистическая стадия капитализма».

Как видим, три из пяти перечисленных им признаков империализма – концентрация капитала, слияние банковского капитала с промышленным, образование транснациональных корпораций – относятся именно к монополизму, как к общей тенденции развития капитала. Эти признаки и сегодня актуальны и характерны для всех, как высоко, так и среднеразвитых (к последним относятся и Россия, и Украина) государств современного мира.

    Что касается двух других признаков, а именно, вывоза капитала и законченности территориального раздела земли крупнейшими капиталистическими державами, то на них стоит остановиться отдельно.

Вывоз капитала.

    То, что Ленин называл «вывозом капитала» позже стали изящно именовать «инвестициями в зарубежные активы». В современной России это явление более известно под названием «отток капитала» и вызывает священный ужас у патриотично настроенных экономистов.

   Однако нравится им это или нет, но уже более ста лет вывоз капитала - вполне объективное экономическое явление. Капитал перетекает в те страны и регионы, где выше его пресловутая «рентабельность» и, соответственно, прибыль. А прибыль выше там, где ниже себестоимость производства. Себестоимость же, в свою очередь, ниже там, где ниже стоимость рабочей силы. Ибо основные затраты бизнеса – это затраты на оплату труда.

   Каков масштаб вывоза капитала (он же «отток», он же «зарубежные инвестиции») в современном мире, очень наглядно показано в статье правительственной «Российской газеты» от 30 мая 2014 года на примере ряда стран. Ее автор, со ссылкой на исполнительного директора (члена совета директоров) МВФ от России Алексея Можина, приводит такие данные:

   Отток капитала в России в 2013 году составил 1,6 % ВВП. В Швеции же - около 6 %, в Германии - 7,5, в Швейцарии - 9,6 , в Голландии и Норвегии - более 10% ВВП. А у таких богатейших «"нефтегазовых" экономик данный показатель подбирается к 40 процентам ВВП у Брунея и Кувейта, к 30 процентам - у Катара, превышает 17 процентов у Саудовской Аравии», отмечает Можин.

   Таким образом, очевидно, что в развитых странах отток капитала значительно выше, чем в России. Больше того, видна достаточно определенная закономерность: чем богаче страна, тем выше отток.

Как мы только что упомянули, отток капитала из России вызывает священный ужас то ли квасных, то ли просто невежественных (что нередко сочетается) экономистов. По их мнению, это – признак плохого инвестиционного климата. Автор статьи в «РГ» совершенно справедливо иронизирует по этому поводу: «если принимать этот показатель за критерий, во всех этих западных странах инвестиционный климат оказывался гораздо хуже российского».

   Зато такие страны как Кыргызстан, Белоруссия и Украина демонстрируют не отток, а приток капитала. «Означает ли это, что у них создан образцовый деловой климат?, - задается вопросом автор и тут же отвечает, - конечно, нет».

   «Платежный баланс любой страны включает два основных счета - текущих операций (что включает в себя сальдо внешней торговли) и движения капиталов. Чем больше один из них "в плюсе", тем сильнее другой должен быть "в минусе"», - поясняет Можин.

В переводе с языка либеральных экономистов это означает следующее. Чем выше внешнеторговый профицит страны, тем масштабнее вывоз капитала.

    Положительный же баланс во внешней торговле государства вызывается одним из двух факторов (или же обоими вместе) – ее экономической развитостью, мощью ее современной промышленности, как в случае с государствами Запада, или же, как в случае с «нефтяными монархиями» Залива или Россией – удачной коньюктурой мировых цен на энергоносители, которые страна в течение долгого времени поставляла на мировой рынок.

    Таким образом вывоз (отток) капитала – это финансовая экспансия экономически более сильных государств в отношении менее развитых стран. То есть, это специфическая особенность экономики именно империалистического государства.

     Как было показано выше, Россия по этому важнейшему показателю хоть и уступает наиболее развитым государствам мира, тем не менее, является страной вывозящей, а не ввозящей капитал. А стало быть, является страной империалистической. Соответственно Украина, которая капитал импортирует, а не экспортирует, таковой не является.

Больше того, выскажем гипотезу. Чем ниже этот самый отток капитала из страны, тем больше она вынуждена прибегать к неэкономическим мерам принуждения других, зависимых от нее стран к тому, чтобы они не противились этому самому «оттоку» ее капитала в их экономики.

У той же России, как мы только что показали, вывоз капитала в разы и даже на несколько порядков ниже, чем у развитых стран. Не потому ли путинская РФ все время прибегает к неэкономическим мерам давления на Белоруссию и Украину в виде регулярных перекрытий поставок газа и нефти в эти страны, постоянных эмбарго на поставки тех или иных видов товаров из этих стран в Россию? Вспомним, что регулярные «молочные войны» с Белоруссией удивительным образом совпадали с теми случаями, когда Лукашенко в очередной раз отказывал крупному российскому капиталу «оттечь» в Белоруссию...

    Территориальный раздел мира

Что касается пятого признака империализма: «закончен территориальный раздел земли крупнейшими капиталистическими державами», то Ленин уточняет, что этот раздел закончен не в том смысле, что больше невозможны переделы земель, захваченных крупнейшими державами. «...напротив, - пишет он, - переделы возможны и неизбежны (выделено мной – А.Ж.), — а в том смысле, что колониальная политика капиталистических стран закончила захват незанятых земель на нашей планете. Мир впервые оказался уже поделённым, так что дальше предстоят лишь переделы, т. е. переход от одного «владельца» к другому…».

    Как видим, этот признак также актуален сегодня. Разделы и переделы границ существующих государств продолжаются. Инициация таких разделов, внешняя экспансия – и по сей день являются отличительной чертой империалистических государств. При той или иной политической или внешнеэкономической коньюктуре в той или иной крупной империалистической стране всегда может возникнуть тот или иной достаточно авантюристичный политический лидер, который захочет разрешить проблемы ее крупного капитала, внутренние и внешние противоречия своей страны, прибегнув к внешней агрессии, к аннексиям территорий других государств.

    Как видим, современная путинская Россия и по этому признаку идеально подходит под определение империалистического государства. А Украина и по нему под такое определение не попадает.

   Такие разные империализмы

   Но за спиной Украины маячит страшный империалистический Запад, говорят «левые» друзья российского империализма.

Да, маячит. Но эти «левые» не задаются таким вопросом: почему Украина, в том числе, и в ходе обоих Майданов 2004 и 2014 годов, выбрала именно этот «маяк», а не путинскую Россию? Почему этот выбор в пользу западного империализма сделали страны Прибалтики, Молдова и Грузия? Притом, что ни Евросоюз, ни США не держали их на коротком нефте-газовом поводке...

Не потому ли, что ни европейцы, ни американцы, стремясь вовлечь эти страны в свою орбиту, ни разу не развязывали в их отношении ни молочных, ни мясных, ни нефтегазовых «войн», в то время как империалистическая Россия делает это последние 20 лет с регулярность смены времен года. В том числе, и в отношении тех, кого сама же называет своими «стратегическими союзниками».

    За примерами далеко ходить не надо. Даже в отношении «союзного государства» Белоруссии, даже в момент острейшего противостояния с Западом в конце 2014 года РФ вновь под надуманным предлогом ввела запрет на поставки белорусского мяса. А накануне свержения Януковича, дружественная на тот момент России Украина платила за российский газ дороже, чем кто либо в мире - $412 за 1 тыс. куб. м., в то время, как Германия - $385.

   Все это говорит о том, что, как и в начале XX века, так и век спустя, есть разные капитализмы и разные империализмы.

Какой империализм в таких условиях должна была выбрать Украина? Западный, который не применял к ней экономических блокад, который уважает ее политический выбор и ее территориальную целостность, который уговаривал её, а не диктовал ей? Или российский, который выламывал ей руки, навязывал ей своих ставленников в политике, свою авторитарную политическую модель, который сегодня пытается внушить Украине, что она «не состоявшееся государство» и даже, что ее вообще нет, и который, наконец, развязал против нее необъявленную войну, аннексировав часть ее территории?

    Да, и США, и ЕС, и Россия являются империалистическими государствами. Во всех этих государствах без исключения капитал сросся с государством, во всех монополизация экономики продолжает усиливаться. Везде промышленный капитал сросся с банковским. Все эти государства занимаются вывозом капитала.

    Но пусть наши «левые» укажут, когда после 1945 года США или страны Евросоюза аннексировали хотя бы небольшую часть другого европейского государства? А не европейского? Даже Косово, отторгнутое от Сербии, не было присоединено ни к ЕС, ни тем более, к США, ни даже к Албании!

Правда, очень неприятная для современных «левых» правда, состоит в том, что сегодня путинская РФ, как век назад николаевская Россия, остается передовым отрядом европейской реакции.

    Политическая система РФ

    Современная Россия - одна из немногих европейских стран, в которой президент имеет право роспуска парламента. Причем в России это королевское право, прописано в Конституции таким образом, что фактически глава государства может делать это по собственному усмотрению. Похожее право в Европе есть только у президентов Франции и Польши, однако в этих последних оно компенсируется сильными демократическими традициями и гораздо более независимой, чем в России, прессой, а значит и настоящей, а не игрушечной оппозицией в парламенте.

Благодаря праву президента на роспуск парламента, Дума, самостоятельной ветвью власти не является. То есть, институт представительной демократии является в РФ фикцией. Дамоклов меч роспуска, который постоянно висит над Думой, делает ее абсолютно управляемой. Не было ни одного принципиального для президента законопроекта, который бы не был ею принят.

    Путинская Дума – полное ничтожество даже по сравнению с Думой начала XX века, которую царь также мог разогнать и разгонял в любой момент.

    Но дело не только в формальном праве. Нигде в развитых странах мы не найдем лидера, который 15 лет находится у власти и, похоже, не собирается с ней расставаться. Президентство Медведева – эту путинскую ширму - не один серьезный аналитик, естественно, не будет считать прерыванием путинского правления.

    Социальная политика РФ

   Путин часто играет на ностальгии значительной части россиян по СССР, однако именно он почти полностью уничтожил то лучшее, что унаследовала РФ от Советского Союза. А именно, советскую систему здравоохранения и образования. Переход на платную медицину под соусом «страховой», массовое закрытие больниц, поликлиник и школ – вот главные «достижения» путинской социальной политики.

   Достаточно сказать, что за годы путинского правления в России было закрыто более 10 тыс. школ и этот процесс продолжается.

   Путин старательно реанимирует все худшее, что можно было взять от царской России. В частности, фактическое слияние церкви и государства. Помимо идеологического инструмента, церковь при нем превратилась в коммерческую организацию с невероятными льготами. Она освобождена от уплаты налогов и платы за аренду земли, в то время, как при поощрении государства продолжает захватывать лучшие и самые дорогие земли и недвижимость.

    Где еще в современной Европе, США, Канаде или другой цивилизованной стране девушек, устроивших маленький концерт в церкви, который длился несколько секунд, судили бы уголовным судом со ссылкой на средневековые уложения христианской церкви? А в России, двух участниц Pussy Riot, как известно, не только судили, но посадили в страшные мордовские лагеря на два года, где над ними издевались заключённые и надзиратели.

   Суд над Pussy Riot был очень важным прецедентом, показавшим, как далеко откатилась Россия в своем движении к институализации «традиционных», фактически, средневековых норм и «ценностей».

Когда такая же маленькая группа девушек из Великобритании устроила в знак солидарности с россиянками похожий сейшн в англиканской церкви, ее пастор часа два уговаривал их разойтись, что они, в конце концов и сделали. Вот и все наказание.

    Как далеко простирается ныне в России «сотрудничество» церкви и государства можно судить и по другим, весьма показательным случаям. Например, еще за несколько лет до уголовного дела против Pussy Riot, во время обсуждения в Думе законопроекта о развитии клонирования в РФ, официальный представитель правительства (!) заявил, о том, что кабинет выносит отрицательное заключение на этот законопроект, ссылаясь на мнение … православной церкви. Контроль за развитием науки со стороны церкви, ориентация правительства страны в этом вопросе на церковь – чисто средневековые методы, которые ведут страну прямиком в пещеру неандертальца.

     Национальная политика РФ

     Еще вопрос. Где в Европе или США иностранцам запрещают работать продавцами на рынках и в киосках? А в России такое постановление правительства действует уже ряд лет. Причем постановление это абсолютно, скажем так, классово-расовое. Оно не касается, например, собственников рынков и палаток. Собственники могут быть любой расы и любой национальности. А вот наемные работники-продавцы ― только истинные арийцы, поскольку по факту это постановление российского правительства применяется главным образом к «лицам неславянской внешности».

     В 2006 году Путин провел массовую антигрузинскую кампанию, вылившуюся в погромы, притеснения и даже убийства грузин по всей России.

    Именно Путин регулярно лично или через своих ставленников-губернаторов инициирует ксенофобские антимигрантские кампании, которые направлены исключительно на те категории иностранных работников, которые имеют явно неславянские внешние черты. То есть, инициируемые им кампании по своему содержанию абсолютно расистские.

Именно в путинской России детям мигрантов, главным образом из стран Центральной Азии, запрещают учиться в российских школах и ходить в российские детские сады. Именно в путинской России мигрантов регулярно вышвыривают на улицу с детьми, в том числе, и на мороз. Именно в путинской России мигранты и их дети не имеют права на стандартную медицинскую страховку. Медицина для мигрантов исключительно платная, что по факту лишает их права на элементарную медицинскую помощь. Впрочем здесь права россиян и мигрантов, благодаря политике путинского правительства, по всей вероятности, скоро совсем сравняются. В том смысле, что бесплатная и качественная медицина и для тех, и для других будет практически недоступна.

     Вся эта ксенофобская и антимигрантская политика в России привела к тому, что сегодня РФ, вероятно, одна из самых нацистски настроенных стран. Уже много лет подряд социологические исследования показывают, что количество тех, кто поддерживает лозунг «Россия — для русских» в целом по стране составляет около 60%, а в крупнейших мегаполисах — Москве и Петербурге - свыше 80% их жителей.

Сравним. На выборах в рейхстаг 1932 года, по результатам которых нацисты пришли к власти в Германии, за них проголосовало всего 33% избирателей...

     Внешняя экспансия

    Нынешняя Россия за последние 20 лет развязала четыре войны, причем две из них на своей территории. Две кровавые чеченские войны 1994-1996 гг. и 1999-2004 гг., нападение на Грузию в августе 2008-го, и наконец, нападение на Украину в 2014-м.

   Имперцы, и левые, и правые, конечно, сразу же вспоминают войну НАТО против Югославии 1999 года. Но НАТО во главе с США начало эту войну после 3 лет этнических чисток, которыми занимались югославская армия и полиция в отношении албанцев.

Были ли такие чистки со стороны грузин в Южной Осетии накануне 2008 года? Нет. Были ли этнические чистки русскоязычных в Украине? Нет, никогда.

     По реакционности своей внутренней политики с путинской РФ сегодня в Европе может сравниться разве что маленькая Венгрия. Но масштаб не тот и имперских претензий на передел мира, в отличие от РФ, у венгров нет. А значит этот маленький гнойник на теле европейской свободы ― лишь небольшое локальное заболевание, с которым в целом здоровый европейский организм справится.

    Государственный нацизм в РФ

    Современная Россия, это страна, где ее президент открыто заявляет, что россияне генетически (!) лучше других народов. Заявление достойное лидеров Третьего рейха!

    И Путин, и его премьер Медведев открыто называли себя русскими националистами. Конечно, в «хорошем смысле». Найдите-ка националиста, который бы называл себя таковым в «плохом смысле»…

    Напомним, также, что Путин не менее открыто заявлял, что РФ должна стать (и уже стала по факту!) мировым центром правоконсервативных «ценностей». Напомню в этой связи, что Хемингуэй, после беседы с лидером фашистской Италии Муссолини, определил его взгляды именно как правоконсервативные…

     Не будем забывать, что любимым философом Путина, по его собственным словам, является Иван Ильин - идейный сторонник нацистской идеологии, по убеждениям работавший на гитлеровскую Германию! Путин регулярно цитирует его. В том числе, и в своем последнем послании Федеральному Собранию в декабре 2014-го.

     Но дело не только, и даже не столько в словах и символах. У Путина здесь наблюдается полная эклектика – идейный нацист Иван Ильин и Романовы соседствует у него с мелодией советского гимна и красным цветом знамени современной российской армии.

     Однако реальные дела, реальная политика куда важнее любых слов и символов. Если мелодия и отчасти текст гимна современной России позаимствованы от советской эпохи, а флаг современной российской армии – красный, это не означает, что в современной России – социализм. Как бы мы ни относились к тому социализму...

    То же можно сказать и о символах новой постмайданной Украины. Если некоторые ее политические силы (как правило, маловлиятельные) используют стилизованную свастику, это не значит, что это государство является нацистским.

   Важно научиться смотреть на суть явлений, а не только на символику. Символы могут меняться или оставаться прежними. Важно то, что стоит за ними на деле.

    Антиимпериализм традиционных левых

    Почему для Ленина царское самодержавие было «злейшим врагом», а для большинства современных левых, причем не только в России, но и по всему миру, нынешнее путинское самодержавие таковым не является? Только потому, что оно противостоит западному империализму? Видимо так.

Проблема в том, что эти «левые» и «полулевые» господа настолько потеряли ориентацию в политическом пространстве, что, несмотря на все антикоммунистические, антиреволюционные и право-консервативные заявления Путина, и что важнее, несмотря на его откровенно правую экономическую и социальную политику, простодушно продолжают подозревать его в тайной симпатии к коммунизму.

     Это очень хорошо выразил миллионер Жерар Депардье. Напомню, что, прося Путина о российском гражданстве, дабы избежать прогрессивного налогообложения в своей чрезвычайно империалистической Франции, этот актер доверительно поведал президенту РФ о том, что его отец был членом французской компартии. По простодушному убеждению Депардье и других ему подобных западных окололевых политиков и деятелей культуры, такой аргумент, вероятно, должен был сильно растрогать право-буржуазного российского автократа. Путин на этот счет лишь слегка усмехнулся, но смысл этой усмешки, от Депардье естественно ускользнул...

    Независимость или прогресс

    Впрочем несколько более продвинутым западным и восточным «левым» Путин импонирует в качестве лидера, борющегося с западным империализмом за независимость своего, пусть и не слишком прогрессивного государства. Эти левые, в отличие от Депардье, не питают иллюзий насчет того, что Путин, возможно, ностальгирует по социализму. Многие из них, во всяком случае, до последнего украинского Майдана, сами называли российского президента правым. Но главное для них «независимость» подобных лидеров и их режимов. То есть, независимость, в первую очередь, а прогрессивность – в десятую. Больше того, борьба за независимость для них и есть основной признак прогрессивности.

Если же такой режим по той или иной причине сам себя именует «социалистическим» (вне зависимости от того, так это или нет на самом деле), то тут наши традиционные левые безоговорочно на его стороне. Впрочем, как было показано, к путинской России определение «социалистическая» не относится никаким образом. Но «левым», в данном случае, это уже и не важно. Весь «социализм» для них теперь свелся к борьбе кого угодно, хоть людоеда, против злобного Запада за пресловутую независимость (читай, «многополярность»).

      Между тем на поверку очень часто оказывается, что смысл этой эпической борьбы авторитарных лидеров с Западом сводится лишь к их стремлению бессменно править своим народом, набивать карманы за его счет, отказываясь при этом от элементарных норм современного цивилизованного общества по отношению к человеку.

    Ирак, Афганистан и Украина. Сопоставимо?

    Еще один аргумент традиционных «левых», оправдывающих нынешнюю российскую экспансию против Украины, состоит в том, что нет никакой разницы между войнами США и других стран НАТО в Ираке и Афганистане и нападением путинской России на Украину.

   Однако если присмотреться повнимательней, то становится ясно, что это абсолютно несопоставимые случаи.

   Да, формально, действия США и их союзников и в Ираке, и в Афганистане, и действия России в Украине можно квалифицировать, как одно и то же явление. А именно, как акты империалистической агрессии. И в первом, и во втором случае формально имели место интервенции империалистических держав, руководствовавшихся главным образом интересами своих крупных корпораций. В частности, нефтяных, а также тех, что относятся к ВПК и, соответственно, сидят на игле госзаказов.

Однако важно не только кто воюет и почему, но и против кого ведется война. В Ираке американцы и их союзники воевали против кровавого диктатора, правившего своей страной почти 30 лет и виновного в массовых убийствах своих сограждан. Да, в Ираке не нашли оружия массового поражения. Да, изначально было понятно, что этот повод к войне был высосан из пальца. Но по итогам войны кровавый диктатор бы свергнут и предан суду, а сама страна получила возможность демократическим путем сформировать свое правительство.

     Да, начавшаяся сейчас в Ираке гражданская война была спровоцирована империалистическим вмешательством. Но, как показывает исторический опыт, переход империалистической войны в гражданскую порой может дать стране шанс расчистить почву для прогрессивного развития. В данном случае, для развития демократического капитализма, который сам по себе является ступенью к уже демократическому социализму.

     Война западной коалиции в Афганистане. Причастность этой страны к терактам 2001 года в Нью-Йорке также, как и иракское «оружие массового поражения», до сих пор вызывают сильные сомнения. В любом случае, эти теракты - очень сомнительный повод для массированной интервенции. Но зададимся вопросом: разве существование средневекового режима талибов в Афганистане не было вызовом всему цивилизованному человечеству?

     Да, американцы в свое время приложили руку к созданию Талибана, они собственно и породили этого монстра для борьбы с СССР. Ну, что ж, затем они поступили, как известный герой Гоголя, сказавший: «я тебя породил, я тебя и убью».

    На это старые «левые» обычно возражают, что режимы, которые оставили после себя американцы и их союзники - марионеточные, что они полностью зависят от военной и экономической поддержки США и ЕС. Это так.

    Но этим «левым» стоило бы вспомнить, что Япония и Западная Германия после Второй мировой тоже подверглись американской интервенции и оккупации, что их правительства в течение десятков лет не были полностью независимы в проведении своей политики.

     Пусть эти «левые» ответят хотя бы самим себе: выиграли ли японцы и немцы от этой зависимости или проиграли? Что было лучше и для них, и для всего мира: полная независимость Германии при Гитлере и Японии при ее милитаристском режиме в 30-40-е, или все-таки зависимость от американцев в послевоенные годы?

     Для любого вменяемого человека ответ на этот вопрос однозначен: японцы и немцы от американской оккупации выиграли. Под контролем американских оккупационных войск Япония и Германия после Второй мировой войны стали самыми развитыми экономиками мира, обогнав по ряду показателей своих оккупантов. И Япония, и Германия, благодаря этой зависимости, наконец, получили устойчивые демократические политические системы.

      «Но это же неоколониализм!», - пафосно восклицают при этом старые «левые». Да, в какой-то мере так и есть. Но этим «левым» стоило бы вспомнить слова Маркса, который, рассуждая о колониальной политике Британии в Индии, с одной стороны, отмечал: «…не подлежит никакому сомнению, что бедствия, причиненные Индостану британцами,… неизмеримо более глубоки, чем все бедствия, испытанные Индо¬станом раньше», но с другой, говорил, что «Англии предстоит выполнить в Индии двоякую миссию: разрушительную и созидательную, — с одной стороны, уничтожить старое азиатское общество, а с другой стороны, зало¬жить материальную основу западного общества в Азии…»

     «Политическое объединение Индии… осуществленное английским мечом, - продолжает Маркс, - будет теперь упрочено и навсегда закреплено электрическим телеграфом. Индийская армия, организованная и вымуштрованная британским сержантом, явилась sine qua non для того, чтобы Индия освободилась собственными силами и перестала служить добычей первого же ино¬земного захватчика. Свободная печать, впервые введенная в азиатское общество…, является новым и могущественным фактором переустройства этого общества…».

    Маркс не испытывал никаких иллюзий по поводу мотивов, которыми руководствовались англичане в Индии. «Я знаю, что английские промышленные магнаты в своем стремлении покрыть Индию железными дорогами руководствуются исключительно желанием удешевить доставку хлопка и другого сырья, необходимого для их фабрик, - писал он, - Но раз вы ввели машину в качестве средства передвижения в страну, обладающую железом и углем, вы не сможете помешать этой стране самой производить такие машины».

    Разве не так в итоге все получилось? Теперь Индия производит не только такие машины, о которых писал Маркс, но и космические корабли и другую сложнейшую технику.

    Кроме того, Индия позаимствовала у колонизаторов не только их передовые технологии, но и передовую на сегодняшний день политическую систему – парламентскую демократию, и такой инструмент формирования прогрессивного современного общества, как свободная пресса.

   Зададимся еще несколькими вопросами.

   Операция французского спецназа по свержению центральноафриканского диктатора Бокассы, любившего лакомиться печенью своих политических противников - это колониализм? Вероятно, да. Но что было на пользу народу Центрально-африканской империи - этот цивилизованный колониализм, или варварская независимость Бокассы?   Ответ очевиден.

   Российский неоколониализм и Украина

   Таким образом, мы видим, что есть не только разные капитализмы, разные империализмы, но и разные колониализмы. Подходя крайне формально, конечно, можно поставить знак равенства между политикой западных колонизаторов в Ираке, Афганистане и в Африке, с одной стороны, и политикой РФ в отношении Украины и Грузии, с другой.

Проблема в том, что результаты этой политики совершенно разные. Отметим, что эта разница вытекает из различия политических систем, традиций и состояния общества на Западе и в РФ.

    На деле, как было сказано, важно и то какая страна проводит такую политику, и то, в отношении какой страны эта политика проводится.

Констатируем. И Запад, и Россия руководствуются корыстными интересами в своей неоколониалистской политике. И западный, и российский крупнейший капитал вопросы морали, права и прогресса интересуют в основном для проформы. Но и тот, и другой, руководствуясь своими узкокорыстными интересами, выступают в роли слепого орудия истории.

     Вопрос в том, что эти самые орудия несут народам перечисленных выше стран, и в том, что представляют собой эти страны.

Мы видим, что в результате действий западных неоколонизаторов в последнюю четверть века, в Ираке и Африке были свергнуты деспотические режимы. Не забудем и то, что в результате вмешательства тех же французских «колонизаторов» был остановлен (хотя и поздно) геноцид народа тутси в Руанде. В Афганистане западная коалиция свергла мракобесно-средневековый теократический режим талибов.

     Таким образом, результатом этих интервенций стало то, что народы этих стран могут сегодня выбирать себе руководителей, пользоваться основными политическими правами и свободами.

     Теперь посмотрим, против кого вел свои последние войны отсталый в политическом, социальном и экономическом смысле российский империализм. Это либеральная Грузия времен Саакашвили и только что свергнувшая своего автократа и российскую марионетку Януковича сверхсвободная майданная (вечевая) европейская Украина.

Что же получили от российского империализма Южная Осетия, Абхазия, Крым и часть Донбасса, контролируемая сейчас пророссийскими сепаратистами с помощью российского оружия и российских военных?

О сути нынешнего российского режима было сказано выше. Из чего следует только то, что он не мог предложить этим территориям ничего другого, кроме того, чем наслаждается сегодня российский народ. А именно: систему дутых выборов, тотальной коррупции и независимость авторитарной власти от мнения народа. В качестве же дополнительного бонуса к этим политическим «благам», они получат еще и окончательное разрушение остатков советского бесплатного образования, закрытие больниц и поликлиник. И на закуску - традиционные ценности в виде фактического слияния церкви и государства, домостроя и ксенофобии. Блестящий результат! Именно это поддержали сейчас «левые».

     Отдельная история - Латинская Америка. Здесь американцы в XX веке стояли за рядом кровавых государственных переворотов, поддерживая далеко не всегда прогрессивных местных диктаторов. Как обычно, главным образом, в интересах своего капитала. Здесь они руководствовались пресловутой доктриной Монро, которая по сути была и есть ничем иным, как идеологическим обоснованием защиты интересов все того же американского капитала в Западном полушарии.

      Однако в отличие от Азии, где не было основ западной политической культуры, которая, как мы отметили, вносилась туда на штыках колонизаторов, в Латинской Америке с основами формальной демократии познакомились еще в XIX веке. Причем не стоит забывать, что это знакомство в ряде случаев произошло во многом благодаря именно примеру великой американской революции.

     Да, формальная демократия, образцы которой мы сегодня можем наблюдать и в ряде стран СНГ, и в первую очередь, в России, и которая торжествовала и в Латинской Америке в XIX и XX веках - отнюдь не идеальная система. Однако без законодательного (формального) внедрения основных политических свобод и правил политической жизни не возможна и фактическая демократия, до которой той же России еще расти и расти.

     Как было сказано, в большинстве стран Латинской Америки система выборов, свобода печати были известны достаточно давно. В свою очередь, государственные перевороты, осуществлявшиеся там на деньги янки, далеко не всегда вели к прогрессу.

   Однако левым стоило бы честно ответить себе на вопрос: привела ли к общественному прогрессу система советского социализма, в полной мере внедренная, например, на Кубе? При всей симпатии к далеко не самому репрессивному режиму Кастро, спросим себя: хорошо ли, что кубинский народ в течение полувека был лишен даже зачатков формальной демократии и свободы слова?

Совершенно очевидно, что в политическом смысле создание на Кубе однопартийной системы, запрет на свободу печати и оппозиции - всё это было явным шагом назад даже по сравнению с временами диктатора Батисты.

     Да, на Кубе, как и в СССР, и в Китае, мощно развился общественный сектор, система всеобщего бесплатного и качественного образования, медицинского обслуживания охватила практически все население. Но, как во всех этих в странах, как в государствах «арабского социализма», все эти государственные меры, как мы видим, на практике привели лишь к тому, что таким образом были заложены основы государственного капитализма, который, в свою очередь, лишь расчистил место для быстрого развития все того же традиционного частного капитализма.

    Весь мировой опыт XX века по внедрению социального государства взамен на политическую свободу, показывает, что это путь в тупик. Невозможен социальный прогресс без политической свободы.

     Почему левые блокируются с правыми

    Подводя итог сказанному, отметим, что столь противоестественное, на первый взгляд, единение традиционных «левых» с откровенно правыми по вопросу об отношении к украинской революции, которое мы наблюдаем сегодня и в России, и в Европе, произошло отнюдь не из-за того, что критерии «левизны» и «правизны» по непонятным причинам размылись. Это произошло потому, что эти традиционные «левые» уже давно по факту правые.

    Идейная эволюция большинства нынешних левых развивалась в направлении слева направо в течение почти всего XX века. Этот процесс шел именно в таком направлении по той причине, что сознание этих «левых» в XX веке формировалось не только и не столько томами сочинений «основоположников», сколько практикой построения того особого типа государственного, казарменного по своему типу, национального социализма, который имел место в СССР, Китае, на Кубе и в Юго-Восточной Азии(1).

    Попытка создания социализма в этих странах и регионах на базе, в основном, традиционного патриархального агарного общества привела к возникновению тех или иных видов национального государственного социализма(2).

   Этот государственный социализм неизбежно должен был быть и, как мы знаем, на практике был именно национальным, а не интернациональным. Прежде всего, в силу национальной замкнутости экономик государств, которые взялись за его строительство. Государственным же мы называем его по той причине, что вводился он по преимуществу силами государственного аппарата - сверху вниз, и само его существование обеспечивалось именно благодаря мощи государства.

Этот самый государственный национал-социализм, в свою очередь, к концу 80-х годов XX века естественным образом эволюционировал к государственному капитализму (то, что мы наблюдаем сейчас в Китае и Вьетнаме, и то что уже развивается на Кубе), а затем и к традиционному частному капитализму, как это произошло в России и других странах бывшего СССР.

    Национальному социализму должна была соответствовать и его идеология. По факту ею могли стать только национализм и патриотизм. Именно поэтому интернациональная риторика во всех этих странах все больше вытеснялась национально-патриотической, а интернационализм оставался лишь данью старинной революционной традиции, все более уходящей в прошлое.

Таким образом, мозги нескольких поколений левых не только в России, но и по всему миру, отравлялись этой государственно-патриотической идеологией, которую по инерции продолжали называть «коммунистической». На самом же деле в СССР она уже в конце 30-х годов XX века фактически вытеснила интернационализм, эволюционировав в одну из форм национал-социализма (или «социал-шовинизма», как еще в 1917 г. называл зачатки этой идеологии в социалистическом движении Ленин).

В том, что это произошло, нет ничего удивительного. Та же Россия, даже почти через десять лет после революции 1917-го оставалась по преимуществу аграрной страной. По переписи 1926 года 82% населения РСФСР проживало в деревне. Не удивительно и то, что такие же аграрные, по преимуществу, государства, как Китай и ряд стран Юго-Восточной Азии, имевшие те же проблемы и задачи социального развития, что и Россия в 20-30 годы, после Второй мировой взяли на вооружение именно такой видоизмененный и преломленный под задачи этих отсталых обществ «марксизм». А точнее, такой же национально-государственный социализм. Отсюда и национально-патриотическая составляющая идейной основы таких государств, всегда, в конце концов, вытесняющая формальный интернационализм, а в некоторых случаях, как, например, в Северной Корее, и полностью заменяющая его даже на уровне слов (как известно, КНДР официально уже много лет подряд строит не социализм, а национальную систему «чучхе»).

     Впрочем, повторим. Дело не в словах и терминах, а в сути. Как не апеллируй к «национальным традициям», как не называй эту систему - «реальный социализм», «социализм с китайской спецификой», «чучхе», «джамахерия» - речь во всех этих и других подобных случаях идет о построении национально замкнутого патерналистского государства, которое осыпая подвластное население социальными пряниками, взамен отбирает у него свободу, требуя беспрекословной лояльности.

Что никак не могут взять в толк разнообразные современные левые, так это то, что патернализм – не есть социализм. Потому что в своей основной идее социализм призван освобождать, а не закабалять человека. В сочетании же с национализмом и патриотизмом патернализм дает гремучую смесь крайне правого толка.

    Корни национальной государственно-патриотической идеологии очевидны. Национализм и патриотизм всегда ближе аграрному, или выходящему из его недр аграрно-индустриальному обществу, как ближе крестьянину понятия: «мой дом», «моя деревня», «моя община», «мой колхоз», «мой район».

Когда эти патриархальные общества стали меняться и становиться индустриальными, то это патриархальное сознание переходило в новую более широкую плоскость восприятия своей общности: «мой город», «моя нация», «моя страна».

    Как показывает опыт и СССР, и ряда других стран (например, арабских государств после 2-й мировой), нужно примерно два поколения коренных горожан, чтобы в этом полупатриархальном бульоне, перелившемся из деревни в город, зародился слой среднего городского класса не только по месту проживанию, но и по ментальности. Примерно через 40-50 лет возникает устойчивый слой новых людей – жителей крупных современных городов – обладающих развитыми индивидуальными запросами на социальные и гражданские права. От осознания этих прав возникает и осознание потребности в правах политических, а стало быть, и требование политических перемен.

   Что касается нынешних традиционных «социалистов», то их взгляды, по сути, проделали ту же эволюцию, что и социально-экономические системы бывших соц. стран. То есть, от формальной (на словах) левизны, которая в практической политике выражалась, в основном, в построении патерналистского государства, к фактической правизне.

   Эта правизна «левых» выражается, прежде всего, в верности своему государству вне зависимости от того, что оно делает и даже, вне зависимости от того, что оно собой представляет.

То есть, как с нынешней путинской Россией. Государство здесь уже давно буржуазное и, как мы показали, вполне себе империалистическое. Больше того, оно воспитывает свой народ в духе уже не только буржуазных, но даже более архаичных - добуржуазных «ценностей», оно может захватывать в интересах своего капитала (и заметим, не только своего, поскольку крупный капитал, как известно, интернационален по своей природе) территории своих соседей, но эти левые упорно продолжают поддерживать это правое государство. Если это не ультраправая политика, то что?

    Что касается западных левых, которые в украинском конфликте, выбирая между «своим» и российским империализмом, выбрали последний, то их роль, как и раньше, в советские времена, незавидна. Все что они могли делать тогда - плестись в хвосте советского национал-социализма. После его естественной эволюции в современный российский империализм, они по инерции продолжают плестись в хвосте этого последнего. Причем, есть основания полагать, что теперь уже не всегда бескорыстно…

Если мы осознаем все эти факты, то нынешняя блокировка этих традиционных «левых» по вопросу об Украине с откровенно правыми и фашистскими организациями, которую мы наблюдаем сегодня не только в России, на востоке Украины, но и в Европарламенте, уже не будет казаться нам столь противоестественной, как сейчас.

    Напротив, все очень органично. Правые объединяются с правыми. А названия партий - дело десятое. Как говаривал Энгельс, «партии меняются, названия остаются».

   Для российских же левых, учитывая все вышесказанное, единственной действительно левой позицией в данном вопросе было бы пожелание поражения «своему» ультраправому правительству в войне против братской Украины. Это поражение означало бы «не только приближение русской свободы», но и дало бы новый исторический шанс левому движению.

--------------------------------------------------------------

* Исключение составляет лишь Чечня, где Кадыров имеет практически полный карт-бланш от Кремля на любые действия внутри этой республики. Кадыровская Чечня - это типичная сатрапия азиаткой империи, где сатрап имеет полную свободу по отношению к своему народу, тогда как народ лишен каких бы то ни было признаков свободы, и где этот сатрап получает такие права взамен на политическую лояльность верховному правителю империи.

(1)Социалистические системы в странах Восточной Европы я оставляю за скобками, потому что туда они в основном были принесены на штыках Советской армии в ходе и после Второй мировой войны и, соответственно, не были таким естественным образованием, как в СССР, Китае и Юго-Восточной Азии, где они возникли в значительной мере в силу внутренних причин.

(2)Тут надо оговориться, что под «национал-социализмом» в СССР, Китае, на Кубе и в Юго-Восточной Азии я НЕ подразумеваю германский национал-социализм 30-40 гг. XX века, поскольку в последнем после 30 июня 1934 года, то есть, после «ночи длинных ножей», когда была уничтожена относительно левая часть НСДАП в лице Рёма, Штрассера и их единомышленников, от социализма осталось одно название. Правильным названием германскому национал-социализму было бы национал-капитализм. При желании, конечно, можно найти много общих черт этих систем, но очевидно, что их экономическая база была разной. В первом случае, такой базой была по преимуществу общественная собственность на средства производства, в форме государственной собственности, а во втором – частная. Национализация почти всей собственности в странах «советского» типа позволила сосредоточить в руках государства громадные ресурсы, за счет которых и реализовывались все грандиозные социальные, культурные и инфраструктурные программы. Это, с моей точки зрения, и позволяет считать советско-китайскую систему социализмом. Пусть даже и с такими прилагательными, как «государственный», «национальный» и «казарменный».

От редакции:
Определение существовавшего в Советском Союзе общественного строя как "государственный социализм" по нашему мнению совершенно не обосновано. Ставить знак равенства между общественной собственностью и государственной совершенно не допустимо. Иначе государственным социализмом придется назвать едва ли не все  все государства Древнего Востока. Мы считаем более логичной и обоснованной концепцию государственного капитализма в СССР. http://www.skunksworks.net/doc/politik/zdorov-goscapsu.php?gl=01

Комментариев нет:

Отправить комментарий