среда, 10 декабря 2014 г.

Начало конца старого мира



Данная статья ставит своей целью подытожить революционно-коммунистическую позицию по вопросу Украинской буржуазно-демократической революции января-февраля 2014 года, начатую автором в статье «Антимайдановский «антифашизм» против Майдановского «фашизма».

«Лишь после того, как великая социальная революция овладеет достижениями буржуазной эпохи, мировым рынком и современными производительными силами и подчинит их общему контролю наиболее передовых народов,-лишь тогда, человеческий прогресс перестанет уподобляться тому отвратительному языческому идолу, который не желал пить нектар иначе, как из черепов убитых.» К.Маркс. Будущие результаты британского владычества в Индии. Т.9, с.230.

Время идет невероятно быстро. Дни проходят за днями, и, когда пытаешься оглянуться назад, то, что, казалось бы, было только вчера, уже стало достоянием истории. Более чем полгода прошло с момента свержения олигархического клана Партии регионов украинской общенародно-демократической революцией, а не так уж далеко годовщина событий, положивших начало Майдану. Этот последний стал самым серьезным испытанием для современного левого и коммунистического движения. Не самый главный, конечно, но в некоторой мере тоже немаловажный его итог – окончательное развенчание современного левацкого убожища, которое уже многие годы пытается завоевать влияние среди социальных низов, организовать и сплотить их, быть может, на последний решительный бой. Я до настоящего времени

Не так давно мир вступил в новую эпоху крупных социальных потрясений, войн и революций: Арабская весна – череда буржуазно-демократических революций на Востоке, массовые протестные движения на «благополучном» Западе, всевозможные выступления в СНГ, также перерастающие в демократические революции, как видно на примере Украины. Происходят громадные социальные сдвиги, меняющие привычную для нас картину мира, и только разного рода сторонники «стабильности та добробуту» видят во всем этом исключительно «происки мирового империализма», «наступление реакции». Совершенно понятно, что украинский Майдан и египетский Тахрир для них не представляют собой даже подобие шанса на революционное преобразование общества. Пусть так, нас это нисколько не пугает. Мы прекрасно понимаем, что они представляют собой либо историческую реконструкцию, либо левую подпорку капитализма. Коммунистической идее ХХІ века только предстоит возникнуть, потому что современное пролетарское движение еще должно выделиться из общего «бульона» новых буржуазно-демократических революций – предэтапа на пути к революции социалистической, без которой капитализм все-таки грозит покончить с человечеством, обернувшись настоящей социальной катастрофой. Сейчас уже очевидно, что узкие рамки буржуазных производственных отношений не вмещают в себе существующие производительные силы человечества. Если Маркс и Энгельс полтора столетия назад могли ошибаться в этом, переоценивая развитость производительных сил середины-второй половины ХІХ столетия, сейчас дело обстоит совершенно другим образом. Старый ортодоксальный марксизм также превратился в идеологию, чтобы затем стать самой настоящей теологией, но никак не диалектически беспрерывно развивающимся революционным учением. Таким образом, совершенно прав современный революционно-социалистический теоретик Марлен Инсаров, называющий современные коммунистические группы подобием менонитов или квакеров, т.е. малоинтересными для грядущих революционных битв сектантами, подобно, скажем, «Интернациональному коммунистическому течению» или «Лотта коммуниста», которые могут долго выяснять отношения между собой, раскалываться, например, или заново объединяться по множеству частных вопросов вероисповедания. Они вполне заслуженно названы осколками прошлого, либо обреченными на дальнейшее разложение и гибель, либо, чем черт не шутит, на превращение в новую смену сталинизма. Хорошего, конечно, пока очень мало, и сколько бы ни спорить с тем же многократно руганным товарищем Инсаровым, в данном случае он лишь констатирует факт, с которым трудно не согласиться.



Трудно представить себе, сколько борцов за «светлое будущее человечества» пошло в обслугу интересов российского империализма: от Кагарлицкого до Шапинова, от Шапинова до Шахина и т.д. и т.п. Прямая поддержка путинского рашизма в лице латентных социал-шовинистов и государственных социалистов из «Боротьбы» пересекается в солидарном единстве с абстрактно-пацифистской позицией какого-нибудь РСД, один активист которого однажды таки разродился в социальных сетях мыслью, что- «пора некой силе покончить с военным безобразием на Донбассе», а известный в узких кругах маоист прокомментировал это: «что уж там вокруг да около-пусть российская армия поставит точку в деле!». Касательно этого убожества, которое так сильно испугал Майдан, что оно бросилось в обьятия к путинскому рашизму, так пусть они дальше обличают «украинскую реакцию», пусть стонут «лиш бы не было войны» – нам не по пути с ними. Не получится «вернуть все вспять», где кроме их балабольства о «прекрасном далеко», кроме детских игр в большую политику ничего не было. Что может быть еще более незавидным, чем быть обслугой прислужников господ и хозяев старого мира? У российского империализма появилась даже еще более левая подпорка, чем сталинизм – пусть так.

Европейский империализм достаточно явно не намерен продолжать конфронтацию с Россией. Напротив, ЕС заинтересован в скорейшей интеграции России в свои экономические и политические структуры, в интеграции, на пути которой стал камень преткновения – украинский вопрос. Действительно, капитуляция Таможенного союза перед ЕС была только вопросом времени, на что мы и указывали. Теперь рашисты с легкой руки обьявили февральскую буржуазно-демократическую революцию в Украине происками западного империализма, а пришедшую к власти политическую оппозицию свергнутому режиму – фашистской хунтой. Да, скорого продолжения февральской революции не получилось, хотя, с другой стороны, хоронить дальнейшую революционную перспективу в Украине все еще рано. Идея неизбежности нового Майдана носится в воздухе – это значит, что, по крайней мере, не все потеряно. Чем более радикальным будет новый виток революции, чем дальше ее удастся подвинуть влево – тем лучше. Тем больше вероятность Майдана российского и белорусского, тем сильнее будет толчок для волны очистительных буржуазно-демократических революций в странах не только СНГ, но и составляющих т.н. европейский пояс бедности в Восточной Европе, тем сильнее он отразится и на центрах европейского капиталистического империализма-Германии, Франции, Италии и других. Интеграции «застойного болота» постсовка в Европу слишком мало для необходимой экономической модернизации этого упадочного региона. Совсем не понятно, чем бы она вообще закончилась – сейчас все это ясно даже лучше, чем когда-либо. Однако следует в первую очередь понимать, что без краха такого «ебанутого Мордора», как путинская Россия, вряд ли что-то получится. Россия по-прежнему играет роль европейского жандарма и надзирателя, являясь оплотом крайне правой контрреволюционной реакции. Не зря же европейские консерваторы и правонационалисты так упорно поддерживают путинский режим (от лидера Национального Фронта Франции Мари Ле Пен до главы венгерской правой партии Йоббик Габора Воны). Тут мало что изменилось с тех времен, когда наш великий учитель Фридрих Энгельс писал свой известный труд «Внешняя политика российского царизма». Который, между прочим, был не слишком популярен при сталинизме, воскресившем культ государственничества и царизма.

Конечно, нынешняя волна буржуазно-демократических революций не окончится победой бесклассового и безгосударственного общества – коммунизма. В лучшем случае она станет очистительной грозой для мира, не одно столетие стонущего под бременем капитализма, до начала ХХІ столетия подчинившего себе практически весь земной шар. Если в ХІХ столетии буржуазное общество смогло окончательно победить только в Старом свете, то основным содержанием истории ХХ столетия была уже буржуазная модернизация огромной докапиталистической периферии, переход от формального господства капитала к реальному, или же то, что историк М.Н. Покровский считал переходом от эпохи торгового капитала к эпохе промышленного капитала. Суть буржуазных революций современности уже состоит в борьбе широких народных масс против авторитаризации общественной жизни в период позднего монополистического капитализма, который начал перезревать в старых центрах мирового капиталистического накопления. Старое коммунистическое движение выродилось и сошло с исторической арены, как социально-революционная сила, новому только предстоит возникнуть. Каким оно будем, когда оно появится – говорить трудно. Неизвестно даже, будет ли это через десять, пятнадцать или даже двадцать лет. Возможно наш страждущий мир ожидает десяток буржуазно-демократических революций, войн и диктатур, диктатур гораздо более страшных, чем власть мифической «фашистской хунты» в Киеве. Последний решительный бой наступит неминуемо.

P.S.Не могу смириться с той мыслью, что не был непосредственным участником нашей февральской революции, не был, в отличие, например, от одного хорошего друга и товарища – стихийного борца за человеческую справедливость, близкого к анархо-коммунистическим идеалам, за что ему, как говорится, честь да хвала. Такая же честь и хвала, как и всем остальным товарищам, пытавшимся хоть чем-то помочь реализации замечательного для «постсовка» шанса выбраться из застойного болота всеобщего регресса, полнейшего упадка, где правящая олигархическая элита превратилась в некое подобие старого европейского абсолютизма, после которого «хоть потоп». В таком смысле наш Виктор ІІ Янукович мало чем отличался от французкого монарха Людовика XV. Надежд на то, что бандюкович станет прогрессивным буржуазным модернизатором было крайне мало, мягко говоря, но действительно стоит понимать, что без такого вот вполне буржуазного прогресса, без экономической модернизации никакое самостоятельное пролетарское движение в «постсовке» никогда не появится, а деформированная политическая вертикаль власти будет консервировать теперешнее упадочное состояние «стабильности та добробуту». Теперь же появился исторический шанс, даже быстрее, чем мы могли на него надеяться.

Артем Клименко.

Комментариев нет:

Отправить комментарий